Previous Entry Поделиться Next Entry
Первая Мировая и старообрядческая пропаганда
yuri_loskutov
Первая Мировая война была по самой своей сути глубоко чужда русскому старообрядчеству. Империалистическая бойня стала последней попыткой реализации династией Романовых утопического прожекта построения огромной новообрядческой восточноевропейской империи с Романовыми во главе и с духовным центром в Константинополе. «На алтарь» этой тщеславной мечты были брошены в семнадцатом веке тысячи православных мучеников, а в двадцатом веке – миллионы русских солдат. Но, как ни странно, романовская империалистическая авантюра нашла у старообрядчества весьма и весьма горячую поддержку. Православные старообрядцы стали служить орудием никонианской политики, начали с энтузиазмом погибать за никонианский идеал «креста над константинопольской Софией». Причины такого поведения белокриницких христиан заключались не только во влиянии государственной пропаганды.
Дж.Л.Уэст так описывает позицию неформального лидера старообрядческой буржуазии Павла Рябушинского и его соратников накануне Первой Мировой: «Будучи наследниками славянофильских традиций старого купечества, молодые промышленники питали враждебные чувства к Германии, глубина которых почти не уступала масштабу их мечтаний о завоевании славянством доминирующего положения в мире. Их «великорусский» шовинизм, милитаристская риторика борьбы и завоеваний, непрестанные требования активизации российской внешней политики по отношению к Германии – все это внесло свой вклад в ту кампанию давления на царское правительство, которая вынудила его в конце концов свести счеты с Тройственным союзом. К 1914 году их недовольство сложившейся в России ситуацией стало так велико, что их, похоже, уже не пугала ни возможность «нового 1905 года», ни перспектива всеобщей войны. Молодые промышленники приветствовали начало военных действий как счастливую развязку, которая могла вывести их страну из невыносимого внутреннего тупика». (Уэст Дж.Л. Кружок Рябушинского: русские промышленники в поисках буржуазии (1909-1914) //  http://rushist.samsu.ru/rusistika2/west.doc) Таким образом, Павел Рябушинский разделяет ответственность за вовлечение России в мировую бойню. И дело здесь, наверное, отнюдь не в его «славянофильстве», а, скорее, в дружбе Павла Павловича с британским послом Бьюкененом, а также в его пребывании в рядах масонской организации, находившейся «под флагом» «Великого Востока Франции».
С самого начала войны журнал «Церковь» прямо из конторы Рябушинских начал вести шовинистическую (и притом преимущественно прониконианскую, проромановскую по духу) пропаганду: «Россия – представительница славянского мира; эта ее миссия, насчитывающая уже целую историю, уже не в первый раз выводит Россию на поле брани. … Еще пятьдесят лет тому назад (1864 г.) известный поэт Ф.И.Тютчев, бывший и дипломатом, в своей статье «Россия и Германия» ярко выразил значение восточного вопроса для России; необычайное расширение России Тютчев понимает как расширение России до ее естественных исторических границ, указанных самим Провидением. Всё то, что принадлежало к славянскому миру и непосредственно примыкало к границам России, должно слиться с ней на тех или иных условиях … Теперешняя война вполне может быть названа священной: Россия желала мира, но, вступив в страшную европейскую войну, Россия бесконечно далека от каких-либо корыстных расчетов. … Германия, сама того не желая, подвигает давнишний восточный вопрос к скорому и окончательному разрешению – изгнанию турок из Европы и переходу Константинополя в славянские руки». (Церковь. 1914. С.804) «Германец воюет за свой аристократизм, за свое корыстолюбие, а славянин защищает братство человеческое» (В.Сенатов). (Церковь. 1914. С.749) «Служба в настоящее время славянина, в том числе и старообрядца, у которого также течет славянская кровь, в рядах воюющих с Россией армий было бы самым величайшим преступлением, какое только знает человечество. … Выход … один: это – дезертировать в пределы России и здесь вступить в ряды русской армии. Правда, такой поступок будет несогласным с законами государства … Но разве можно в настоящей войне руководиться нормами государственного права, когда идет борьба не государства с государством, а одной расы с другой, т.е. немцев со славянством» (В.Е.Мельников. «Война и зарубежные старообрядцы»). (Церковь. 1914. С.731) «Да дарует Всемогущий Бог великой России великие завоевания. Пусть свершится Промысел Божий». (Церковь. 1914. С.762)
Опасна игра с выражениями «Промысел Божий», «священная война» и т.д. Промысел Божий свершился, но совсем не в таком виде, в каком пытались навязать его Богу ростовщики Рябушинские и их публицистическая команда.
Старообрядческий шовинизм отнюдь не ограничивался журналом «Церковь». И.А.Кириллов писал в книге «Правда Старой веры» (1916): «Если доискиваться скрытых, глубинных причин современных событий, неизбежно встает во всем своем таинственном величии восточнославянский вопрос и то участие, которое принимала и принимает Россия в его разрешении. С давних времен, когда еще Московское государство только формировалось и далеко не достигало современных границ своих, мысль об особом, высоком предназначении России жила среди русского народа. Русь – наследница Византии и покровительница славянского мира. Да, Русь – что «меч Востока». Высшая цель русского государства в окончательном национальном и политическом освобождении славянства … Полнота исторического предназначения России там, на берегах Босфора, и ход событий подтверждает это: современная великая война началась под знаменем защиты оскорбленного сербского народа. Враги славянства отлично понимают значение для России восточного вопроса и прилагают все усилия, чтобы всеми возможными средствами оттеснить Россию с Балканского полуострова». (Кириллов И.А. Правда старой веры. Барнаул. 2008. С.9-10) И далее Кириллов цитирует славянофила Аксакова: «Со всех сторон ломятся немцы на Балканский полуостров, мечтая оттеснить Россию и перенять у нее наследие Византии, создать новую, латинскую Восточную Империю ... Все слилось в единое чувство тайной и явной вражды западноевропейского мира к православной России и славянству». (Кириллов И.А. Правда старой веры. Барнаул. 2008. С.10)  Никак не комментируя пассаж никонианина Аксакова о «православной России», И.А.Кириллов продолжает: «Из стремления России осуществить свою историческую задачу – освободить и создать сильное славянство – возникла идея панславизма, из которого в Западной Европе создали пугало и, чтобы замаскировать собственные кровожадные стремления, постоянно навязывали идее панславизма завоевательные, воинственные наклонности. Особенно этим занимались в Германии. Там же, в стране юнкерства и самодовольного мещанства, в противовес высококультурной идее панславизма зародилась идея пангерманизма. … В настоящее время постановка вопроса о соотношении Востока и Запада требует следующего ограничения: против германизма с его бесчеловечной жестокостью наравне с Россией встали и другие народы Европы: французы, бельгийцы и англичане. Культура романских стран если и не идет параллельно культуре славянской, то и не встречается с ней как противник; они лишь соревнователи, но не враги». (Кириллов И.А. Правда старой веры. Барнаул. 2008. С.10, 12) И далее – цитата из Н.А.Бердяева (в одобрительном контексте): «Германия – носительница идеалов пангерманизма, глубоко враждебных идеалам панславизма. Германия имеет всемирно-историческое стремление германизировать славянство, привить ему свою культуру. Германизм – одна из исторических опасностей для России и славянства, подобно опасности панмонголизма. Со странами романскими нам делить нечего. Католичество органически ближе православию, чем протестантство, а романские народы органически ближе русским и славянским, чем народы германские ... Католичества может бояться лишь пассивное, мертвое православие, вечно ищущее протекции власти; православие активное, живое не может бояться, может лишь искать активного воссоединения во вселенском христианстве». (Кириллов И.А. Правда старой веры. Барнаул. 2008. С.12-13) И.А.Кириллов (опять же не комментируя употребление Бердяевым термина «православие»): «С точки зрения религиозного воссоединения Востока и Запада, как церквей, ставит вопрос и Владимир Соловьев. Живое религиозное стремление к истине не может быть опасно для сохранения древне-отеческих преданий. Миролюбивое отношение к романским странам должно быть не только в области церковной жизни, но и в сфере внешней политики». (Кириллов И.А. Правда старой веры. Барнаул. 2008. С.13) И опять цитата из Бердяева: «Мировая православно-славянская политика должна быть политикой сближения с католическими и романскими странами и народами». (Кириллов И.А. Правда старой веры. Барнаул. 2008. С.13) Таким образом, вслед за еретиком Бердяевым (учение которого и к никонианству-то сложно отнести) Кириллов вносит явно еретическую идею: якобы первочинные (те, у которых, с православной канонической точки зрения, и крещения-то нет!) еретики католики «органически» ближе православию, чем первочинные же еретики протестанты, и потому с первочинными еретиками католиками надо-де искать церковного воссоединения. Это – не «правда старой веры», это – личная неправда Кириллова и экуменический вымысел. Впрочем, данный случай, когда старообрядец принес православие в жертву геополитике, был в Церкви далеко не последним; сегодня имеют место еще более характерные проявления указанного феномена, связанные с дугинизмом.
Кто из старообрядческих публицистов и начетчиков мог бы тогда противостоять лживому шовинистическому угару – да еще распространявшемуся под религиозным прикрытием? Может быть, Н.Д.Зенин? Ведь это он ужасался в 1911 году: «И так бесконечною чредою идут изобретение за изобретением по пути насыщения человека – в его зверских инстинктах. … Но ужас падения человечества еще не здесь лежит. Падение его гораздо ниже. Да, оно ужаснее изобретения средств разрушения. И лежит оно в том, что человек в свои позорные дела убийств вмешивает Бога. … Этих вещей нельзя понять иначе, как признав их кошмаром еще не проснувшегося к разумной жизни человека. Но когда же он проснется от этого кошмара? Когда же он сознает, что войны, это – те же убийства, но только в огромных количествах, и что Бог отвращается от них, а не помогает им. Когда же человек поймет это, и станет любить друг друга по евангельской заповеди? Ведь до сих пор ничего еще не слышно о направлении человечества в эту сторону, а мы видим как раз обратное: все народы мира стоят один перед другим сплошными военными лагерями, вооруженные, что называется, до зубов, каждую секунду готовые с яростью броситься друг на друга, чтобы начать чудовищные избиения и себя, и других». (Зенин Н. Когда же человек от кошмара проснется? // Старообрядческая мысль. №1. 1911. С.24, 29) Но нет, в 1914-м и Зенин включился в шовинистическую пропаганду, полностью презрев свою прежнюю позицию: «В этой начавшейся борьбе титанов – как и всегда – борются два начала: Доброе и Злое. Одни государства-титаны – руководимые злыми инстинктами господствовать, повелевать – стремятся свои вожделения воплотить в жизнь путем насилия, – это Германия и Австрия, другие государства-титаны – руководимые светлыми побуждениями стремления к добру, к согласию между народами, к культурным завоеваниям человеческого духа – стремятся разрушить замыслы злой воли. Это Россия, Франция и Англия. … Немец должен быть обезврежен. … С нами Бог!» (Гостиловский (Зенин Н.Д.) Мировой пожар войны // Старообрядческая мысль. 1914. № 8. С.741, 746)
Почему же разжигалась милитаристская и шовинистическая пропаганда? Журнал «Церковь» проговорился об истинном характере якобы исключительно «славянофильских» устремлений своих хозяев, показав всю несерьезность собственных заклинаний о «бесконечной далекости от каких-либо корыстных расчетов»: «Нельзя без содрогания сердца представить себе современный бой, вообразить ту необъятную долину горя и слез, которых потребует наша война с Германией, но … но для России хорошо, что она началась. Нельзя перечислить всех бед в нашей внутренней экономической жизни, благодаря злобно-эгоистической хозяйственной политике Германии. … Последний торговый договор был заключен Германией с Россией после несчастной для нас японской войны, когда ослабленная Россия не могла сказать твердого слова в защиту своих интересов. … Германия, не уставая уверять Россию в искренней, традиционной дружбе, ловко выговаривала себе многочисленные уступки в области таможенных тарифов. Одновременно Германия связывала нам руки в области наших железнодорожных фрахтов к немецким границам. … Немцы неуклонно стремились к своей цели – отдалить нашу внешнюю торговлю от прочих стран Северной Европы: Бельгии, Швеции, Норвегии и др.». (Церковь. 1914. С.802-803) Таким образом, для русской буржуазии (по своему обыкновению, прикрывшейся словом «Россия») «необъятная долина горя и слез» оказалась приемлемой платой за выгодные таможенные тарифы. Кому война, а кому мать родна!
В конце ноября 1916 года с трибуны Государственной Думы подверглись огласке некоторые «военные прибыли» за 1915-1916 годы. Помимо прочего, было указано, что Товарищество Рябушинских получило 75% чистой прибыли. (См.: Галин В.В. Интервенция и Гражданская война. М.2004. С.250). (Карл Маркс в свое время указывал: «Но раз имеется в наличии достаточная прибыль, капитал становится смелым. Обеспечьте 10 процентов, и капитал согласен на всякое применение, при 20 процентах он становится оживлённым, при 50 процентах положительно готов сломать себе голову, при 100 процентах он попирает все человеческие законы, при 300 процентах нет такого преступления, на которое он не рискнул бы, хотя бы под страхом виселицы». (Маркс К. и Энгельс Ф. Сочинения. Изд. 2-е. Т. 23. с. 770) Рябушинские, таким образом, оказались как раз посередине между готовностью сломать себе голову и попранием всех человеческих законов). А для какой цели  предназначались эти 75%? Б.В.Ананьич отмечает: «Война принесла Рябушинским большие доходы. Вклады и текущие счета банка достигли почти 300 млн. р. … Война обогатила Рябушинских, и им уже стало «узко в рамках Московского банка». Владимир и Михаил разработали проект объединения Московского банка с Русским Торгово-Промышленным и Волжско-Камским банками. … Если бы объединение банков состоялось, то Рябушинским удалось бы создать «банк мирового масштаба» с огромным основным капиталом свыше 120 млн. р. Однако попытка Рябушинских образовать супербанк за счет вовлечения в свои дела двух крупных акционерных банков с основным капиталом и оборотами, значительно превышавшими капитал и обороты их собственного банка, потерпела неудачу. … Впрочем, по утверждению М.П.Рябушинского, братья не собирались отказываться от своей идеи создания мощного банковского объединения и провели бы ее в жизнь, «если бы не крушение России»». (Ананьич Б.В. Банкирские дома в России 1860-1914 гг. // http://www.bibliotekar.ru/bank-11/6.htm) (Таким образом, Господь не дал православным возможности находиться среди лидеров мирового лихоимства).
Во многом прозревший за годы войны, Н.Д.Зенин сокрушался в конце 1916-го: «Вот теперь мы живем в дни ужасов мировой войны, и что же видим? … На краю гибели весь мир. Крови льется, – не реки, как говорили в старину, а моря. А человек и этого ужаса не боится, продолжая свое дикое служение золотому тельцу, прикрываясь в этом служении высокими словами о чем-то, тоже якобы высоком. Смотрите, что творится в тылу, какая идет вакханалия наживы, или, попросту, грабежа, прикрытого именем «коммерции». Никто никого не щадит. Никто никому потачки не дает. Кто кого смог, тот того и с ног … Кто кого сгребет, тот того … и обдирает. Можно – шкуру, можно – и две, и три, и больше! Никому никого не жаль. Не только другого, но даже и самого себя». (Зенин Н.Д. Жизнь нашего издания // Старообрядческая мысль. 1916. С.751)
Своей наживой на войне старообрядческие капиталисты презрели наставление святителя Василия Великого: «Не корчемствуй людскими бедствиями; гнева Божия не обращай в случай к умножению у себя денег». (Святитель Василий Великий. На слова из Евангелия от Луки: «Разорю житницы моя и большия созижду» (Лк. 12, 18); и о любостяжательности) Здесь уместно привести и другое высказывание этого святителя: «Долго ли богатству служить предлогом к войнам, ковать оружия, изощрять мечи? … Что с вами делается, люди? Кто вашу собственность обратил в средство уловлять вас? Имение дано вам в пособие жизни, а не в напутие к злу, на искупление души, а не в повод к погибели». (Святитель Василий Великий. К обогащающимся).
На фронтах Первой Мировой сражались и гибли многие тысячи старообрядцев. Они не были виновны в разжигании и поддержании этой войны, они просто честно исполняли свой гражданский долг – как, например, первый георгиевский кавалер старообрядец Козьма Крючков. (См.: Церковь. 1914. С.776) В тылу белокриницкие развернули активную благотворительную деятельность,  ухаживая за ранеными солдатами и помогая семьям, оставшимся без кормильца –  таковы были акты несомненного христианского милосердия.
А что же белокриницкое духовенство? В начале войны епископ Пермско-Тобольский Антоний разослал по всем благочиниям предписание о том, чтобы «непременно в воскресные и праздничные дни были после обедни общие молебны о победе и одолении». (См.: Церковь. 1914. С.820) Вскоре и архиепископ Московский Иоанн помолился о ниспослании «победоносному российскому воинству победы на враги» и послал об этом телеграмму Николаю Второму. (Император ответил «Сердечно благодарю»). (См.: Церковь. 1914. С.936) А епископ Томский Иоасаф разослал всем благочинным своей епархии предписание поддержать «обожаемого Монарха» (особо пикантное выражение в устах старообрядческого епископа), и в каждом приходе до окончания войны служить после воскресных и праздничных служб молебен Господу Богу «о даровании победы русскому оружию», «дабы Он послал на поле брани своих храбрых и непобедимых воинов, свв. мучеников». (Церковь. 1914. С.937) Так и хочется крикнуть – не о том молились! Господь не услышал этих молитв! Не дал русскому оружию победы в неправедной войне, а дал – Брестский мир.
Почему белокриницкие клирики молились не о мире (сепаратном или нет), а непременно о победе? Почему отечественное белокриницкое духовенство молилось об успешном завершении дела, начало которого было ознаменовано гонениями на русское православие? За кем послушно пошла белокриницкая иерархия в России? За российским никонианским государством? Или – фактически – за «Великим Востоком народов России» (с представителями которого Рябушинскими белокриницкое духовенство прекратило накануне войны всякую конфронтацию)?
Как бы то ни было, буржуазный милитаризм белокриницкой элиты сыграл свою роковую для православного старообрядчества роль чуть позже, в 1917-22 гг., но это - особая тема … А в начале Первой Мировой войны старообрядческая Церковь, признающая белокриницкую иерархию, сделала решительный шаг по направлению к последовавшей затем церковной катастрофе.

  • 1
Да,наших много липован участвовало в этих событиях.Мужа прадед был пленен,бежал,скрывался потом в плавнях долго.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account