Previous Entry Поделиться Next Entry
Моя скандальная статья о реальном гуманизме. Часть 2.
yuri_loskutov
Начало - здесь: http://yuri-loskutov.livejournal.com/607186.html

Далее – некоторые (далеко не исчерпывающие) соображения по поводу того, что именно имеет смысл делать реальным гуманистам.
1. Теоретический аспект реального гуманизма.
С целью теоретического обеспечения выхода из всемирного антропологического кризиса реальным гуманистам нужно лучше понимать человека и человеческий мир. Для этого требуется серьезный гуманистический пересмотр научной теории социализма и коммунизма: философии, социологии, политэкономии, политических дисциплин и т.д. И не надо пугаться слова «пересмотр» – ревизия предполагает оценку того, что нужно оставить, а от чего следует отказаться. И еще разработку того, что нужно привнести. Догматизм никогда не соответствовал марксистской теории – в силу своей недиалектичности.
Отправной точкой и конечным пунктом научно-философской и частнонаучной рефлексии должно служить высшее, и прежде всего – человек. Движение мысли от низшего к высшему относительно, а движение

[С.68]
мысли от высшего к низшему абсолютно, ибо включает в себя и противоположный подход (9).
Занимаясь проблематикой научной философии, полезно помнить о том, что важнейшей социальной предпосылкой постановки традиционного философского вопроса об отношении сознания к материи является разделение труда на умственный и физический, которое фактически обуславливает раскол целостной сущности человека. Вся история философии лежит в рамках общества, где одни люди лишь строят планы в своих головах, а другие — лишь исполняют на практике чужие замыслы. (В области морали это порождает разрыв слова и дела, что пока во многом и не позволяет мировой этике понять мораль в ее целостности). Однако наступающая эпоха всеобщего труда, в котором стирается противоположность умственного и физического, и который дает человеку возможность восстановления целостности человеческой сущности, ставит на повестку дня необходимость научной революции в философии. Эта революция подразумевает концептуальное углубление философской теории с помощью смены научной парадигмы. Вопрос об отношении сознания к материи уже давно решен в научной философии в своем принципиальном виде. Однако «на очереди» стоит основной вопрос мировоззрения — вопрос об отношении целостного (не расколотого жестко на материальные и мыслительные функции) человека к окружающему миру. Именно этот вопрос целостный человек, носитель всеобщего труда, с неизбежностью поставит в центр своей философии. Строго говоря, если философия желает быть адекватной реальности, то философам необходимо учитывать фактор человека как субъекта философствования. В философии из всех отношений выражается именно отношение человека к миру и к самому себе – практическое, познавательное, ценностное, вообще любое, какое только возможно. Поэтому философия как наука, развёртываемая с «ничейных» позиций – например, с позиции материи вообще, объективной истины и т.д. – просто невозможна.
Абстрактно-всеобщее отношение к объективной реальности сегодня уже явно недостаточно. Человека и вещь (включая окружающий мир как самую большую, предельную вещь) объединяет, как известно, одно общее философское понятие – «материя». Поэтому понятие «материализм» может означать как философскую теорию развеществления, доминирования человека над вещью, включения вещи в человеческую реальность, так и философскую теорию овеществления, доминирования вещи над человеком, растворения человека в вещи, включения человека в вещную реальность. Реальный гуманизм предполагает наличие первого подхода (включающего конкретно-всеобщее отношение к материи, обязательный учет ее внутренних противоречий) и борьбу со вторым.

[С.69]
Таким образом, чем более философия будет развиваться в качестве науки, тем более она будет развиваться в качестве мировоззрения. Иными словами, научная философия должна превратиться из «мировоззрения в себе» (допускающего, скажем, нелепое философствование от имени природы или от имени материи в целом) в «мировоззрение для себя», превратиться в еще более мощный инструмент практического преобразования мира человеком, что полностью соответствует философской программе К.Маркса (10).
2. Революционно-практический аспект реального гуманизма.
а) Социалистам и коммунистам следует помнить ключевой марксистский тезис о том, что главный источник революционных изменений общественных отношений – это развитие производительных сил. К сожалению, коммунисты в ХХ веке потеряли историческую инициативу во многом потому, что капиталисты навязали им борьбу за собственность как основной вопрос современности – в ущерб вопросу о развитии труда как источника всякой собственности (и общественной, и частной). Единственная наша надежда состоит в том, что наш свободный (или если он станет таковым) труд станет на порядок более производительным, чем эксплуатируемый труд, накапливаемый в виде капитала.
Маркс и Энгельс указывают в «Немецкой идеологии» на исчерпывающий критерий уничтожения частной собственности: «Присвоение всей совокупности производительных сил объединившимися индивидами уничтожает частную собственность» (11). Здесь подразумевается как реальное, совместное, профессиональное овладение всеми средствами производства (для чего последние должны быть до некоторой – пока не достигнутой – степени развиты и объединены), так и присвоение человеком самого себя как главной производительной силы. (Сразу вспоминается классическая работа Эриха Фромма «Человек для самого себя»).
Что же делать трудящимся в нынешней ситуации? Всячески развивать производительные силы, т.е. прежде всего – самих себя. Сегодня не радикальные политические партии, а университеты служат главной угрозой для могущества капитала. Теперешним марксистам, неоправданно зациклившимся на политических процессах и производственных отношениях, следует взглянуть в корень своего учения – и пересмотреть всю актуальную общественную проблематику «под углом зрения» развития производительных сил.
С точки зрения масс-медиа, развитие производительных сил – процесс тихий и малозаметный. Рождаются и воспитываются дети, осваиваются профессии, делаются научные открытия, внедряются новые полезные технологии, идет борьба за здоровый образ жизни ... Всё это находится далеко не на первых страницах газет. Это – тихая, но подлинная

[С.70]
революция, опирающаяся на богатейшее наследие подлинно человеческой культуры. Сегодня и в дальнейшем трудящиеся смогут получить власть только тогда, когда они научатся правильно использовать свое главное оружие – труд. «Свобода через профессионализм» – вот что должно стать девизом реальных гуманистов.
Как уже указывалось, правящий класс буржуазных глобалистов активно противодействует развитию производительных сил. Он надежно перекрыл ряд возможностей изменения общественного строя. Перекрыл потому, что знает о них, хорошо понимает эти сценарии. Однако другие возможности не перекрыты потому, что правящий класс о них не знает – или знает, но пока что не воспринимает их как подобные возможности. А третьи возможности еще даже и не созданы. Значит, требуется интеллектуально переиграть правящий класс – и создать больше возможностей для победы над его диктатом, чем он способен опознать и перекрыть. При этом вовсе необязательно, и даже зачастую нежелательно, атаковать мировой капитал «в лоб». Лучше «водить его за нос» – дабы он до последнего момента (или, по крайней мере, как можно дольше) не понимал, что происходит. Для этого нужно менять человеческую культуру (в самом широком смысле – культуру труда, мышления, общения), т.е. среду обитания мирового капитала, делать ее неблагоприятной для него. И не просто менять культуру, а делать это с помощью нестандартных решений, чтобы мировой капитал, со своими сотнями и тысячами культурных стандартов, постоянно попадал впросак. Иными словами, развитие культуры должно быть непредсказуемым для правящего класса, должно идти всегда на шаг впереди уровня понимания капиталистов. Таким образом, инновационные решения должны выглядеть странно в глазах капитала – как и в глазах типичного обывателя, ибо общественное сознание находится в общем и целом под влиянием интеллектуальных шаблонов, навязанных правящим классом. Следовательно, подлинный инноватор непременно должен выглядеть чудаком. (При этом далеко не всякий выглядящий чудаком является подлинным инноватором. В культуре постмодерна нарочитое мельтешение многочисленных и самых разнообразных чудаков делает задачу распознания подлинного инноваторства особенно сложной, и потому обеспечивает инноваторам надежную «маскировку» как от потенциальных друзей, так и от потенциальных врагов).
б) Следует по-новому осознать роль личности в истории – и, в условиях всё возрастающей индивидуализации развития сущностных сил человека, отказаться от взглядов, выраженных Маяковским («единица – вздор, единица – ноль, голос единицы тоньше писка»). Маркс отмечает интересную деталь: «Первобытный тип кооперативного или коллективного производства был, разумеется, результатом слабости отдельной личности, а не обобществления средств производства» (12). Таким

[С.71]
образом, Маркс констатирует то, что в основе способа производства лежит не тип собственности на средства производства (или производственные отношения в целом), а тип личности как главной производительной силы. Маркс – Анненкову: «Общественная история людей есть всегда лишь история их индивидуального развития. Сознают ли они это или нет» (13).
Это также предполагает и некоторую корректировку традиционных «красных» взглядов на роль индивидуализма и коллективизма. Похоже, что многим реальным гуманистам придется (по крайней мере, поначалу) действовать как Фродо, которому удалось пробраться в Мордор только потому, что он не захватил с собой многочисленную кампанию. Теперь каждый из реальных гуманистов сам себе Фродо и сам себе одинокий ковбой, пролагающий новые пути по звездам – и это затрудняет манипуляцию трудящимися со стороны правящего буржуазного класса, гоняющего «народные массы» по давно протоптанным, широким социальным путям. Кроме того, по этим дорогам стройными колоннами сквозь широкие триумфальные арки вслед за своими вождями и кумирами уже давно маршируют фашисты – орудия «денежных мешков».
в) Трансгуманизм – это («по определению») не гуманизм, и даже антигуманизм. Предстоит жесткая интеллектуальная и практическая схватка реальных гуманистов с трансгуманистами, чающими превратить человека в машину. На самом деле, простое (природное) не в состоянии выполнять все функции сложного (человеческого) – в силу наличия некоторых особых (и прежде всего материальных, а не только духовных), принципиально невоспроизводимых в природе, свойств и функций человеческого субстрата. Любая попытка перекладывания части человеческих функций на искусственные модели, созданные из природных элементов, есть обеднение человека, есть разрушение человеческой сущности. Зараженный точкой зрения капитала, носящей отчужденный по отношению к человеку характер, человек начинает отождествлять себя с вещами, и поэтому способен добровольно стать киборгом (как только это станет технически возможным), т.е. способен передоверить ряд своих собственно человеческих функций искусственным моделям, которые начнут во многих случаях «мыслить» за него (а не просто помогать в мышлении), принимать во многих случаях за него «решения» (а не доставлять необходимую информацию для решений), «общаться» за него со многими другими людьми и т.д. Нормальная же, неотчужденная точка зрения состоит в том, что лучше умереть человеком, чем долго существовать в качестве вещи (пусть даже вещи, напичканной электроникой).
г) Если не определиться адекватным образом по ключевым проблемам коммунизма как практического гуманизма, связанным с жизнью и смертью людей, то коммунистическое движение ждет крах. Древний философ

[С.72]
Гегесий провозглашал, что если в жизни страданий больше, чем удовольствий, то надо уморять себя голодом. Многие «коммунисты», отстаивая право на аборт, занимаются просто вариациями на эту гедонистическую тему – «то надо и не рождаться, а погибнуть сразу». Оправдание убийств желанием чьего-либо комфорта – это всего лишь гедонистический каприз, не имеющий никакого отношения к научной этике. А претензия иных «красных» на едва ли не целенаправленное повышение с помощью абортов стоимости рабочей силы не только неприемлема с моральной точки зрения, но и является оппортунизмом (если не хуже) с точки зрения политической (это всё равно, что по-фашистски призывать «мочить» гастарбайтеров с Юга – с той же целью).
Чтобы организовать и воспитать людей, их надо сначала родить. Запрет абортов, осуществляемых «по социальным показаниям» – это ключевой общественный интерес. Когда Маркс и Энгельс в «Немецкой идеологии» обозначили предпосылки материалистического понимания истории, они в качестве первой из них указали на действительных индивидов: «Предпосылки, с которых мы начинаем, – не произвольны, они – не догмы; это – действительные предпосылки, от которых можно отвлечься только в воображении. Это – действительные индивиды, их деятельность и материальные условия их жизни, как те, которые они находят уже готовыми, так и те, которые созданы их собственной деятельностью. Таким образом, предпосылки эти можно установить чисто эмпирическим путём. Первая предпосылка всякой человеческой истории – это, конечно, существование живых человеческих индивидов. Поэтому первый конкретный факт, который подлежит констатированию, – телесная организация этих индивидов и обусловленное ею отношение их к остальной природе» (14). И еще: «Мы должны прежде всего констатировать первую предпосылку всякого человеческого существования, а следовательно и всякой истории, а именно ту предпосылку, что люди должны иметь возможность жить, чтобы быть в состоянии “делать историю”» (15). Отечество – это люди. Рабочий класс – это люди. Живые (не выскобленные) человеческие индивиды.
Человеческая зигота – это уже человеческая индивидуальность. Не личность (личностью человек становится только в обществе), но уже индивидуальность, живой человеческий индивид. Опровергнуть этот научный факт защитники абортов не в состоянии. У сперматозоида и зиготы есть одна принципиальная разница: сперматозоид сам по себе не является уникальной индивидуальностью – он лишь носитель индивидуальности живого человеческого индивида. В то время, как у индивидуальности зиготы нет никаких соответствий среди родившихся индивидов, это действительно индивидуальность (т.е. то, что отличает одного индивида от другого). Да, эта индивидуальность не может существовать без материнского

[С.73]
организма, но все мы нуждаемся в природных условиях: новорожденный – в материнском молоке, взрослый тоже – в соответствующей окружающей среде и пище.

Лучше быть живым при капитализме, чем абортированным при социализме. Советские люди, находясь в «тепличных» социальных условиях, предпочитали своих детей, тем не менее, убивать (16). (Что лишний раз говорит о глубоко кризисном состоянии гуманитарной сферы позднесоветского периода). Последствия этого варварства «самой читающей страны в мире» мы и расхлебываем теперь в полной мере.
Большевистская партия в свое время стала возможной именно в многодетной стране: много детей – много рабочих, много рабочих – достаточное число коммунистов. Сегодня же в России малочислен и слаб рабочий класс, следовательно, малочисленно и слабо движение за права рабочего класса. Некому работать, некому просвещать, некому бороться за лучшее будущее ... Но что внушает надежду? В жестких условиях капитализма русские люди начали сопротивляться – рост рождаемости налицо. Так что «будут новые победы, встанут новые бойцы»!
д) Отказ от перманентного неприятия религии, популярного среди «красных» идеологов, ясно вытекает из марксистского требования конкретно-исторического подхода к надстроечным социальным явлениям, в том числе и к религиозным. Отрицать религию вообще – это всё равно, что, например, отрицать искусство вообще. Религия, в научном марксистском понимании, является, подобно другим надстроечным явлениям, конкретно-историческим феноменом, обладающим большим разнообразием своих форм, нередко противостоящих друг другу в общественных процессах. В конкретных исторических столкновениях те или иные проявления религии выражают либо интересы эксплуататоров, либо интересы эксплуатируемых, способствуют либо просвещению, либо мракобесию и т.д.
Кроме того, в отличие от научного подхода к религии как к социальному явлению, так называемый «научный атеизм» в принципе невозможен. Дело в том, что безбожие, являющееся искусственным квазирелигиозным «довеском» к марксизму, никак не может быть наукой (так же, как не может быть наукой и богословие) – ведь наука всегда основана на категориях, но представления о Боге (как бы к ним ни относиться – положительно или отрицательно) отнюдь не обладают категориальным статусом.
Может, коммунистам нужно более тонко подходить к проблеме религии? Может, стоит заменить нетерпимый, «воинствующий» атеизм на светскость (допускающую различные мировоззренческие подходы в рамках реального гуманизма)?
е) Как создание новых средств производства, общественных по самой своей природе, так и борьба с частной интеллектуальной собственностью

[С.74]
относительно слабо представлены в традиционной «красной» повестке дня, но являются основными направлениями деятельности Пиратского интернационала – сообщества гуманистических движений, фактически отстаивающих марксистский принцип «всеобщего интеллекта» (17).
Разумеется, практическая повестка дня реального гуманизма гораздо шире обозначенных пунктов. Например, она включает в себя развитие образования и здравоохранения, борьбу против империалистических войн и геноцида, отстаивание высоких стандартов культуры и т.д.
________________________________________________________________
1. Маркс К., Энгельс Ф. Соч., 2-е изд. Т. 42 С.116
2. См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 2. С. 7, 146
3. Цанн-Кай-Си Ф.В. Исторические формы бытия философии // http://www.humanism.ru/cks46.htm
4. См.: Орлов В.В., Васильева Т.С. Философия экономики. Пермь. 2005 С.5
5. См.: Маркс К., Энгельс Ф., Соч., 2-е изд., Т. 13 С. 6-7
6. См.: Маркс К., Энгельс Ф., Соч., 2-е изд., т. 46, ч. 1, с. 403
7. Шолохов М.А. Переписка Шолохова с И.В. Сталиным. 1931-1950 // http://ruslit.traumlibrary.net/book/sholohov-stalin/sholohov-stalin.html
8. Рощин А. Страна утраченной эмпатии // http://www.rosbalt.ru/blogs/2012/10/26/1051631.html
9. См.: Лоскутов Ю.В. О месте человека в научной философии // Вестник Уральского гуманитарного института. Вып.4. Пермь; УГИ, 2001 С.22
10. См.: Лоскутов Ю.В. О неизбежности научной революции в марксистской философии // Философия и будущее цивилизации. (Тезисы докладов и выступлений IV Российского философского конгресса). Т.5. М. Современные тетради, 2005 С.341-342; Лоскутов Ю.В. Человек как проблема для науки // http://anthropology.ru/ru/text/loskutov-yuv/chelovek-kak-problema-dlya-nauki
11. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т.3 С.69
12. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т.19 С.404
13. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т.27 С.402-403
14. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т.3 С.18-19
15. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т.3 С.26
16. См.: http://burckina-faso.livejournal.com/913166.html
17. См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т.46 Ч.2 С.215

?

Log in

No account? Create an account