Previous Entry Поделиться Next Entry
О протопопах, скоморохах и начальниках
yuri_loskutov
В продолжение двух предыдущих записей размещаю свой старый (от 31.12.2008)  комментарий с собственного сайта.

 

Знаменитый протопоп Аввакум, родоначальник русского писательства, богатырь тела и духа, на одной из первых страниц своего автобиографического «Жития» повествует о начальном периоде своего служения в качестве священника:

Придоша в село мое плясовые медведи с бубнами и с домрами, и я, грешник, по Христе ревнуя, изгнал их, и ухари и бубны изломал на поле един у многих и медведей двух великих отнял, − одново ушиб, и паки ожил, а другова отпустил в поле.

Вроде бы, просто эпизод. Но в нём, как в дождевой капле, отражен значительный пласт истории и культуры нашего народа. Поп, укрощающий медведя − это поражает воображение. Причем происходит сей конфликт священника со скоморохами без какого-либо непосредственного участия духовных или светских властей. Когда говорят о «гражданском обществе» в широком, общедемократическом смысле, о «гражданской инициативе» − то вот она, в своих истоках, во всей своей бурной, первозданной, еще не оформленной юридическими ограничениями, красе. Священнослужитель − пастырь, а не наемник − руководствуясь церковным учением против смехотворцев, САМ выступает навстречу их ватаге, «вооруженной» медведями, − и побеждает! В этом противостоянии оголяется живой нерв русской культуры, здесь всё − настоящее. Настоящий священник, подлинные скоморохи, и даже медведи − отнюдь не образ из какой-нибудь рекламы.

Обычно в историческом сознании русского народа недооцениваются события середины семнадцатого века. Между тем, Русь в то время переживала страшную эпоху − официально был взят курс на пресечение всякой народной самостоятельности, на превращение русского народа в бессловесную манипулируемую ТОЛПУ. Соборное Уложение 1649 года придало зрелость и оформленность крепостному праву. В 1653-м при участии патриарха Никона начался погром в Русской Церкви под видом всячески продвигавшейся властями «реформы» богослужения − «реформы», проводившейся по иноземным церковным книгам крайне сомнительного происхождения и качества. В те годы большинство русских стали не только рабами по плоти, но и рабами по духу. Рабами человеков! Когда один из самых рьяных сторонников церковной «реформы» архимандрит Иоаким (впоследствии − патриарх) в 1664-м честно сознался: «не знаю ни старыя веры, ни новыя, но, что велят начальницы, то и готов творити и слушать их во всем», то тем самым он фактически выразил подлинное духовное кредо новоиспеченной никонианской церкви, ныне известной под аббревиатурой РПЦ МП. Напротив, священномученик и исповедник Аввакум стал одним из лидеров движения духовно свободных людей, отстоявших ценности православия. В результате, по совету вышеупомянутого патриарха Иоакима, протопоп Аввакум был сожжен: формально − «за великия на царский дом хулы», фактически − за то, что жил по своей христианской совести вопреки указаниям начальства.

Именно этот погром Русской Церкви, приведший к ее расколу, положил начало феномену «обезьянничанья» в отечественной духовной культуре, когда в качестве нормы стало выдвигаться бездумное, неразборчивое следование иноземным культурным образцам. Так, если в семнадцатом веке начальники предписывали русским молиться щепотью (чтобы было «как у греков»), а не древним православным двуперстием, то в восемнадцатом уже предписывали брить бороды и курить табак (чтобы было «как у голландцев»; царствовал бы Петр Первый сегодня − дошло бы до массового внедрения марихуаны). А в наш век, например, всех школьников обязывают сдавать американский по духу Единый Государственный Экзамен (который суть такая же пагуба для ума, как курение для тела). И т.д. и т.п.

Где же они сегодня, настоящие православные священники, с которыми помолился бы и сам протопоп Аввакум? В Русской Православной старообрядческой Церкви их сегодня − сотни полторы, а протопопов среди них − и того меньше. И это на всё огромное постсоветское пространство. (Есть еще, правда, весьма небольшое количество в дальнем зарубежье).

Увы, увы, горе нам! Всё ПОДЛИННОЕ понемногу уходит из нашей жизни, а заполняют ее всяческие суррогаты − от никонианской церкви до трансгенных продуктов. Не быть, но казаться − вот лозунг сегодняшней лицемерной эпохи. Жизнь как кинематограф. Или как телевизор. Что показывают − то и воспринимается в качестве правды. А что не показывают …

В частности, может ПОКАЗАТЬСЯ, что ныне − просто расцвет скоморошества. Вот в дни, когда я пишу эти строки, гражданское новолетие активно отмечается песнями и плясками, смехотворчеством и всяческим непотребством. Надо будет притащить дрессированного медведя − притащат. Вроде бы, всё так же, как и при веселье в далекие феодальные времена (разве что первого января появился официальный повод «гульнуть»). Но на самом деле − НЕ ТАК. Настоящие скоморохи сейчас в России едва ли не столь же малочисленны, как и православные священники. Ключевая фигура сегодняшней культуры − это ПРОДЮСЕР (иными словами, Карабас-Барабас). Продюсер «дергает за нитки», целенаправленно производя рыночный продукт. Вот как это обычно выглядит: искусственные, фальшивые тексты, сработанные специально за деньги, кладутся на искусственную, «фабричную» музыку (даже, говорят, есть особые алгоритмы для ее написания), сработанную специально за деньги, всё это «поется» под фонограмму с почти искусственным голосом (т.е. голосом, обработанным с помощью компьютера), да еще при использовании ужимок искусственного лица (пластическая хирургия плюс косметика). Конечная цель всей этой как бы духовной культуры − прибавочная стоимость − даже не могла бы прийти в голову средневековому скомороху.

Итак, сегодня массовая, коммерческая культура явно доминирует, занимает ключевые позиции − по сравнению и с элитарной, и с народной культурой. Причем такова ситуация во всём мире, но … у России здесь особенно тяжелая участь. Я не большой любитель телевизора, однако новый, мегабитный Интернет открыл мне доступ к телеканалам подавляющего большинства стран мира. И вот, благодаря этому, я сделал для себя интересное открытие − оказывается, В РОССИИ НЕТ ПОП-МУЗЫКИ. (Зато есть нечто, изображающее поп-музыку). Конечно, следует уточнить, что ее отдельные проявления, и даже довольно яркие, имеют место быть, но целостного, системного феномена поп-музыки в нашей стране нет. Ведь что такое настоящая поп-музыка? Это popular music, т.е. дословно «народная музыка». В ней в значительной мере выражено ироничное замечание Глинки: «Музыку создает народ, а мы, композиторы, только ее аранжируем». Композиторы развивают, доводят до блеска, до виртуозности тот или иной народный стиль − и возвращают его в народ, вызывая в людях искренний отклик, ДУХОВНЫЙ РЕЗОНАНС с тем, что на самом деле является своим, узнаваемым, органичным. Разумеется, следствием всего этого оказывается заслуженная популярность, огромные тиражи дисков, прибыли и т.д. Таким образом, коммерческая, «продюсерская» культура может вполне мирно сосуществовать с народной, и даже взаимодействовать с ней, проявляя к ней настоящее, нелицемерное внимание. Так, поп-музыка процветает в Бразилии, где, кажется, треть нации живет в ритме самбы, треть − в ритме румбы, а остальные веселятся «кто во что горазд». Поп-музыка бьет ключом на какой-нибудь Мартинике или Гваделупе. Поп-музыка широко распространена в арабских странах, в Западной и Южной Европе, в Армении, и даже, как ни странно, в США (кантри − это только один из тамошних ее вариантов). А когда душа выражает себя свободно, органично, изобретательно, тогда получаются явления той или иной культуры, интересные не только для «своих», но и для представителей других культур. Когда же, как в России, начинается слепое копирование иноземных образцов, вымученное подражательство, поставленное на коммерческий поток − сложно ожидать долговременного и прочного международного, да и отечественного, признания. Когда наши «звезды», например, пытаются внедрить на российских просторах карибскую музыку, это выглядит жалко. Настоящая же карибская музыка «на две головы» интереснее, сложнее, эмоциональнее − она просто великолепна. И потому нашей так называемой «попсе» сложно ожидать повторения успеха Джузеппе Верди, арии которого простой народ распевал в свое время на улицах итальянских городов. Ведь «львиная доля» славы и коммерческой успешности российских, так сказать, «попсовиков» (впрочем, как и многих калифорнийских − как известно, космополитичная Калифорния в культурном плане далеко не тождественна остальной Америке) держится не на музыке, но на скандалах и слухах, кто где напился, выматерился, кто с кем переспал, развелся и т.д. Отечественная музыкальная культура по преимуществу − заемная, «содранная», «слизанная», страдающая комплексом неполноценности. Музыка действительно важна − ибо это средоточие народных чувств. «Плоская» музыка воспитывает только «плоские», примитивные чувства. И если какими-то неведомыми путями в телевизор проникает НАСТОЯЩАЯ русская народная песня (будь то духовный стих, плач или даже что-нибудь веселенькое), а не коммерческий китч «а-ля рюс», то людей наших как током бьет, они вдруг нутром чуют, что это − ИХ СОБСТВЕННОЕ, неделю потом могут обсуждать это в Интернете − сам тому свидетель. Кстати, наблюдая за такой реакцией русских людей на их собственную, но хорошо забытую культуру, я поумерил свой пессимизм относительно восприятия нами родного и чужого, проявившийся в моем предыдущем комментарии.  Однако, спрос − это одно, а предложение − это совсем другое. Почему в маленькой Болгарии есть целых два телеканала о тамошнем фольклоре, а в огромной России нет ни одного телеканала, посвященного фольклору нашего Отечества? Правда, народная культура − это не обязательно фольклор, это − любое проявление культурной инициативы «снизу», даже в самых современных ее формах. Еще недавно ведущими направлениями народной культуры были авторская песня и «самиздат». Сегодня формируются новые «народные» направления, связанные с компьютерными технологиями.

Да, сколь бы ни были непутевы те скоморохи, которых прогнал Аввакум, но они являлись частью нашей собственной культуры, выразителями ее смеховой, развлекательной составляющей. Православные священники призывают плакать, скоморохи призывают смеяться. Таким образом, нравственный и эстетический конфликт между этими двумя позициями неизбежен. Однако это конфликт ВНУТРИ русской культуры, он наполняет ее смыслами, заставляет ее носителей делать тот или иной осознанный выбор. Духовное же принуждение со стороны начальства резко сужает количество людей, делающих осмысленный выбор, вносит в общественное сознание момент БЕССМЫСЛИЦЫ и нерассуждающей покорности. «Железная рука» государства опустилась на русскую культуру давным-давно, в том самом семнадцатом веке − и на православных попов, и на скоморохов. И вот, теперь в России так мало и тех, и других. Зато имеется множество НАЧАЛЬНИКОВ, так уж исторически сложилось, − в том числе и командиров «от культуры», барствующих интеллигентов, рассуждающих, какой наш народ плохой, глупый и вообще недоразвитый. Но при этом − КТО именно оглупляет? КТО именно пытается (отчасти успешно, отчасти − нет) превратить нас в толпу? Да сами же начальники! Под контроль берутся даже проявления эмоций: еще совсем недавно раздавались команды, когда кричать «ура» на демонстрациях, изображая всенародное ликование, сегодня же барины от культуры командуют «за кадром», в каких местах следует смеяться при просмотре пошлых комедийных сериалов.

Нельзя сказать, что начальники в России всегда и при всяком удобном случае манипулировали подданными, мешая их развитию, пресекая их инициативу. В нашей истории, особенно советского периода, были примеры и обратного свойства − например, организация всеобщего среднего образования и развитие вузов. Но, всё-таки, несмотря на это, основная тенденция налицо: РУССКИЕ − ЭТО ДУХОВНО ОГРАБЛЕННЫЙ НАРОД. Наша духовная сокровищница разорена. Что-то из неё украдено, что-то уничтожено «на корню», уцелевшее же разбросано в почти полном беспорядке. И разорение продолжается (в частности, это проявляется в деградации школьного образования).

Как же с этим бороться? Таким способом, каким боролся Аввакум против скоморохов − уже невозможно. Видели попа, крушащего гитары и разламывающего барабанную установку на концерте «попсовиков»? Я − нет. И дело не только в том, что за подобные действия неизбежно «скрутят» и «привлекут». Сегодня такой погромный демарш просто не имеет смысла, ибо срывающий представление сам неизбежно становится частью этого представления, становится одной из многочисленных составляющих «общества спектакля». Выход один − внутренний духовный рост. Духовное освоение лучших образцов отечественной и мировой культуры в различных ее сферах, неустанный внутренний труд. Тогда будут и ПЛОДЫ. Самые разнообразные. Возможно, будут и ошибки. Но не ошибается только тот, кто ничего не делает. Важно, чтобы в русской культуре утвердились способы самостоятельного исправления разного рода интеллектуальных, и вообще духовных ошибок − исправления без начальственного окрика «сверху», уместного или неуместного. (Например, в столь важной части культуры, как наука, такие способы давно уже есть. Разумеется, нельзя забывать и о воспитании в себе способности к покаянию, как неотъемлемой черты нравственно здоровой личности). Наш народ бесспорно талантлив, и потому можно (более того, нужно!) надеяться, что в нашей стране народная (скорее всего, в некоторой степени даже и элитарная) культура, подобно целому лугу разнообразных живых растений, раньше или позже, но всё-таки пробьется к широкому общественному признанию сквозь «асфальт» коммерческих и чиновничьих стандартов.


?

Log in