yuri_loskutov (yuri_loskutov) wrote,
yuri_loskutov
yuri_loskutov

Category:

Православие против капитализма. Часть 2.


2.)   Православное отношение к эксплуатации труда

Эксплуатация труда – это его присвоение в той или иной форме.
«1.Послушайте вы, богатые: плачьте и рыдайте о бедствиях ваших, находящих на вас. 2.Богатство ваше сгнило, и одежды ваши изъедены молью. 3.Золото ваше и серебро изоржавело, и ржавчина их будет свидетельством против вас и съест плоть вашу, как огонь: вы собрали себе сокровище на последние дни. 4.Вот, плата, удержанная вами у работников, пожавших поля ваши, вопиет, и вопли жнецов дошли до слуха Господа Саваофа. 5.Вы роскошествовали на земле и наслаждались; напитали сердца ваши, как бы на день заклания». (Иак.5;1-5).
Плата, удержанная у работников, есть одно из типичных проявлений эксплуатации. Толкование Феофилакта Болгарского на этот отрывок:
«1 Бережливость и скупость богачей нередко заставляет их плакать. Но апостол заставляет их рыдать, то есть сильно плакать о том, что они собирают богатство свое на истление и не раздают его нищим, ибо богатство не погибает только в том случае, когда издерживают его на бедных. Посему и Приточник говорит: поели хлеб твой на лице воды (Еккл. 11, 1), то есть на мнимое разрушение и тление. Ибо так бывает с хлебом, бросаемым на воду: он не погибает, но разложением своим доставляет нам прохлаждение, – прохлаждение тогда, когда язык наш будет мучиться в тамошнем пламени.
2-3 Гниение богатства, говорит, съедение одежд молью и ржавчина серебра и золота будут свидетельствовать против вас, обличая вас в том, что вы ничего не подавали. Посему и в последние дни, то есть в пришествие Господне, богатство ваше окажется как бы огнем, собранным на погибель вашу, что и испытал богач, упоминаемый в Евангелии. Аки огнь; его же снискасте в последния дни – это нужно соединить со словами «богатство ваше», чтобы речь имела такой вид: «богатство ваше, которое вы собрали, как огонь, и на земле тратили на удовольствия и расточали».
4-5 Это обличение и посрамление начальникам иудейским, которые пасли бедных и пресыщались почестями от всех, но сами готовились на заклание римским властям от рук их, особенно за то, что осудили единственного Праведника – Господа и убили Его, когда Он не противоречил, не вопиял».
Хотя блаженный Феофилакт справедливо связывает упоминание об удержании платы работникам именно с поведением древней иудейской элиты, следует, однако, учесть, что Соборное послание святого апостола Иакова адресовано «двенадцати коленам, находящимся в рассеянии» (Иак.1;1). Таким образом, процитированный отрывок из пятой главы послания имеет не столько национальный, сколько классовый контекст, что подтверждается и толкованием Феофилакта на стихи 1-3.
В то время, когда жили святые апостолы, удержание или не удержание платы работникам, как и вообще мера присвоения прибавочного продукта (вплоть до его не присвоения в каких-то случаях) – всё это было делом свободного выбора работодателя, ибо товарное производство еще не получило своего всестороннего развития. Однако, согласно трудовой теории стоимости, совершенно другая ситуация сложилась при капитализме. (Трудовая теория стоимости выдержала проверку временем, она до сих пор актуальна, в то время как многие из альтернативных ей «экономиксов», нередко просто избегающих самого понятия «стоимость», наверняка не переживут сегодняшнего мирового экономического кризиса). Капитал по своей природе есть не что иное, как накопленный труд, присвоенный путем изъятия прибавочной стоимости. Таким образом, удержание капиталистом части платы работникам (причем работник может и не осознавать факта этого удержания) есть непременное условие накопления капитала. Капиталистическая экономика просто не может функционировать без такого удержания – в ее рамках это уже не вопрос свободного выбора, а принудительная необходимость. И вот что получается – Соборное послание святого апостола Иакова ставит позорное клеймо на всей капиталистической экономике (в том случае, если верна трудовая теория стоимости, а она не опровергнута). За счет эксплуатации труда существуют не только капиталисты, их приближенные, но и, вследствие налогов с капиталистов, государственные бюджеты. Сколько же много людей сегодня ткут паутину присвоения чужого труда, и еще больше людей – в ней запутались! Православным христианам надо не гордиться своими большими или не очень большими богатствами, «предпринимательской этикой» и благотворительностью, а сокрушаться о том, в каком обществе все мы вынуждены жить – в великой опасности волей-неволей пропитаться его пороками. Покаяние вместо самодовольства, неудовлетворенность земным и взыскание божественного – вот нормы христианской жизни.
Позиция святого апостола Иакова нашла свое отражение в святоотеческом наследии. Например, преподобный Нил Сорский отвергал принцип эксплуатации: «стяжания же, иже от чюжих трудов събираема, вносити отнюд несть нам на пользу». (Цит. по: Лурье Я.С. Краткая редакция «Устава» Иосифа Волоцкого – памятник идеологии раннего иосифлянства // ТОДРЛ. Том XII. М.,-Л., 1956. С.125). В Прологе за февраль в «Слове Петра черноризца о временнем житии сем» сказано: «Мнози страждут не Бога ради, но обидою богатых. Не любят страстей и мзды не имут. Они погибают сими томими, яко повиннии неволею страждут злыя работы, сим злое о них смыслящим, и ниже о том себе имут печали ни поминающи скорби вечныя и муки неизбытныя».
Однако в условиях капитализма прибавочный продукт распадается при распределении не только на предпринимательский доход, но и на ссудный процент, торговую прибыль и земельную ренту. В конечном счете, всё это – различные проявления эксплуатации труда. По поводу земельной ренты мы уже приводили слова Василия Великого о всего трех локтях земли, ожидающих тело человека после смерти. О нечестивой же торговой прибыли, о нечестивом торгашеском царстве красноречиво повествует пророческая книга Апокалипсис, глава 18:
1 После сего я увидел иного Ангела, сходящего с неба и имеющего власть великую; земля осветилась от славы его.
2 И воскликнул он сильно, громким голосом говоря: пал, пал Вавилон, великая блудница, сделался жилищем бесов и пристанищем всякому нечистому духу, пристанищем всякой нечистой и отвратительной птице; ибо яростным вином блудодеяния своего она напоила все народы,
3 и цари земные любодействовали с нею, и купцы земные разбогатели от великой роскоши ее.
4 И услышал я иной голос с неба, говорящий: выйди от нее, народ Мой, чтобы не участвовать вам в грехах ее и не подвергнуться язвам ее;
5 ибо грехи ее дошли до неба, и Бог воспомянул неправды ее.
6 Воздайте ей так, как и она воздала вам, и вдвое воздайте ей по делам ее; в чаше, в которой она приготовляла вам вино, приготовьте ей вдвое.
7 Сколько славилась она и роскошествовала, столько воздайте ей мучений и горестей. Ибо она говорит в сердце своем: «сижу царицею, я не вдова и не увижу горести!»
8 За то в один день придут на нее казни, смерть и плач и голод, и будет сожжена огнем, потому что силен Господь Бог, судящий ее.
9 И восплачут и возрыдают о ней цари земные, блудодействовавшие и роскошествовавшие с нею, когда увидят дым от пожара ее,
10 стоя издали от страха мучений ее и говоря: горе, горе тебе, великий город Вавилон, город крепкий! ибо в один час пришел суд твой.
11 И купцы земные восплачут и возрыдают о ней, потому что товаров их никто уже не покупает,
12 товаров золотых и серебряных, и камней драгоценных и жемчуга, и виссона и порфиры, и шелка и багряницы, и всякого благовонного дерева, и всяких изделий из слоновой кости, и всяких изделий из дорогих дерев, из меди и железа и мрамора,
13 корицы и фимиама, и мира и ладана, и вина и елея, и муки и пшеницы, и скота и овец, и коней и колесниц, и тел и душ человеческих.
14 И плодов, угодных для души твоей, не стало у тебя, и все тучное и блистательное удалилось от тебя; ты уже не найдешь его.
15 Торговавшие всем сим, обогатившиеся от нее, станут вдали от страха мучений ее, плача и рыдая
16 и говоря: горе, горе тебе, великий город, одетый в виссон и порфиру и багряницу, украшенный золотом и камнями драгоценными и жемчугом,
17 ибо в один час погибло такое богатство! И все кормчие, и все плывущие на кораблях, и все корабельщики, и все торгующие на море стали вдали
18 и, видя дым от пожара ее, возопили, говоря: какой город подобен городу великому!
19 И посыпали пеплом головы свои, и вопили, плача и рыдая: горе, горе тебе, город великий, драгоценностями которого обогатились все, имеющие корабли на море, ибо опустел в один час!
20 Веселись о сем, небо и святые Апостолы и пророки; ибо совершил Бог суд ваш над ним.
21 И один сильный Ангел взял камень, подобный большому жернову, и поверг в море, говоря: с таким стремлением повержен будет Вавилон, великий город, и уже не будет его.
22 И голоса играющих на гуслях, и поющих, и играющих на свирелях, и трубящих трубами в тебе уже не слышно будет; не будет уже в тебе никакого художника, никакого художества, и шума от жерновов не слышно уже будет в тебе;
23 и свет светильника уже не появится в тебе; и голоса жениха и невесты не будет уже слышно в тебе: ибо купцы твои были вельможи земли, и волшебством твоим введены в заблуждение все народы.
24 И в нем найдена кровь пророков и святых и всех убитых на земле.
Св. Андрей Кесарийский так трактует эту главу: «По преизбытку, говорит, имеющегося неправедного богатства, роскошествуя в потребном, гордясь и пренебрегая излишним, он был причиною обогащения земных купцов». Что же это такое – «излишнее», которым пренебрегает сегодня мировая элита? В условиях глобализма «излишними» являются люди, страны, народы и даже целые регионы планеты, не вписывающиеся в мировую рыночную конъюнктуру. Например, почти вся Африка и большинство русских.
Банковская деятельность приобрела теперь главенствующее экономическое значение – финансовый капитал подчинил себе в мировом масштабе и промышленника, и торговца. В Библии присутствует негативное отношение к ростовщичеству и к ссудному проценту (лихве): «Не отдавай в рост брату твоему ни серебра, ни хлеба, ни чего-либо другого, что можно отдавать в рост» (Втор.23:19). «В рост дает, и берет лихву; то будет ли он жив? Нет, он не будет жив. Кто делает все такие мерзости, тот непременно умрет» (Иез.18:13).
Святитель Иоанн Златоуст в Беседе 56 на Евангелие от Матфея идейно громит ростовщиков: «Теперь посмотрим, есть ли в заповедях что-нибудь трудное, превышающее нашу природу? Нет, мы не найдем в них ничего такого; даже еще найдем противное. Они столько же легки, сколько порок труден. В самом деле, что может быть труднее – давать в займы, заботиться о прибыли, заключать сделки, требовать поручительства, страшиться и трепетать за заклады, за отданные в рост деньги, за расписки, за барыши, за выполнение обещаний? Таково-то все житейское! Самая, по-видимому, изысканная предусмотрительность во всем ненадежна и непрочна. Напротив того, быть милостивым легко, и освобождает от всех забот. Итак, не будем наживаться на счет чужих несчастий, и торговать милосердием. … Ужасная, любезные мои, ужасная, и большого требующая врачевства болезнь вкралась в церковь! Те, которым даже не велено копить богатства и праведными трудами, но повелено отверзать домы свои неимущим, те самые извлекают свою выгоду из бедности других, выдумывая благовидный образ хищения, искусно прикрывая любостяжание. Не говори мне о внешних законах. И мытарь исполняет закон внешний, но, несмотря на то повинен наказанию. То же придется испытать и нам, если не перестанем притеснять бедных в нужде и в несчастиях, и пользоваться этим случаем для постыдного прибытка. Ты для того имеешь деньги, чтобы облегчать бедность, а не для того, чтобы утеснять ее; а ты, под видом великодушия, только увеличиваешь бедность, и продаешь милосердие за деньги. … Для чего, оставивши Бога, стараешься о выгодах человеческих? Зачем, обегая Богатящего, докучаешь неимущему, и, оставляя щедрого Дателя, вступаешь в сношение с неблагодарным? Тот сам желает дать, а этот с трудом дает. Этот дает едва ли сотую часть, а Тот более, нежели стократ – жизнь вечную. Этот с обидою и ругательством, Тот – с любовью и благосклонностью. Один возбуждает в тебе ненависть, другой и венцы тебе соплетает. Один с тобою только что здесь, другой – и здесь, и там. Итак, не крайнее ли это безумие – не знать даже своей пользы? Сколько людей потеряло в погоне за барышами свои деньги! Сколько людей, ради корыстей, подверглись опасностям! Сколько людей и себя, и других повергли в крайнюю бедность от неслыханного любостяжания!
Не говори мне, что тот, кто берет в долг, радуется и благодарит за то, что ему дали; это происходит от твоей жестокости. И Авраам, отдав варварам жену свою, сам показывал вид, будто дурное их намерение для него приятно; однако он это делал не из доброй воли, но опасаясь фараона. Так точно и бедный: раз ты не считаешь его достойным и того, чтобы дать ему в долг, принужден благодарить тебя и за твою жестокость. Мне кажется, что ты даже освободив кого-нибудь от опасности, потребуешь награды за это. Нет, скажешь ты, этого не будет! Что ты говоришь? Избавляя от большого несчастия, ты не хочешь брать за то денег, между тем как при малой услуге ты оказываешь такое бесчеловечие? Разве ты не видишь, какого наказания достоин такой поступок? Разве не знаешь, что это запрещено было и в ветхом завете (Второз. XV)? Но что еще говорят многие: «я возьму проценты, и подам бедным?» Хорошо говоришь ты, друг, – только Богу не угодны такие приношения. Не хитри с законом. Лучше совсем не подавать нищему, чем подавать приобретенное такими средствами. Неправедным мздоимством ты нередко делаешь противозаконным и то богатство, которое собрал честными трудами, – точно так же, как если бы кто заставлял здоровое чрево рождать скорпионов. … Заимодавец никогда не наслаждается тем, что имеет, никогда не радуется об этом, да и тогда, как нарастают проценты, не веселится о прибытке, напротив печалится о том, что рост еще не сравнился с капиталом; и прежде нежели этот неправедный рост сравнится совершенно, он старается пустить его в оборот, обращая в капитал и самые проценты, и насильно заставляя производить преждевременные порождения ехиднины. Таковы проценты! Они более этих ядовитых животных терзают и снедают души несчастных. Вот – союз неправды! Вот – обдолжения насильных писаний! Человек говорит: я даю не для того, чтобы ты что-нибудь имел, но чтобы возвратил с лихвою. А Бог, напротив, не велит и отданное получать обратно. Взаим дайте, говорит Он, тем, от кого не ожидаете получить (Лук.6;35); ты же требуешь даже более того, сколько дал, и принуждаешь должника своего почитать долгом и то, чего ты не дал. Ты думаешь чрез это умножить свое имение; но вместо того уготовляешь для себя огонь неугасимый. Чтобы с нами не случилось этого, отсечем неправедные порождения прибытков, истребим беззаконные желания, иссушим пагубное это чрево, и будем стремиться к одним истинным и великим выгодам. А какие это выгоды? Послушай, что говорит Павел: снискание велие - благочестие с довольством (1 Тим. 6; 6). Этим-то единственным богатством будем обогащаться, чтобы и здесь насладиться спокойствием, и достигнуть будущих благ, благодатию и человеколюбием Господа нашего Исуса Христа, Которому слава и держава, со Отцом и Святым Духом, ныне и присно и во веки веков. Аминь».

Заключение
Разумеется, в нашей скромной памятке не могли быть отображены все без исключения оттенки святоотеческих взглядов на рассматриваемые проблемы (равно как и все нюансы капитализма). Мы лишь прикоснулись к святотеческому наследию, которое огромно, лишь ограничились самыми, на наш взгляд, заметными проявлениями его позиции по вопросам частной собственности и эксплуатации труда. Однако даже то, что здесь приведено, ставит перед нами, православными старообрядцами, острый вопрос:
Доколе?!
Доколе русские православные старообрядцы, пытаясь осмыслить общественные проблемы, будут опираться на никонианские мудрования вместо того, чтобы опираться на святоотеческий разум? Доколе староверы, интеллектуально ведомые никонианами, будут послушно третировать противника частной собственности и эксплуатации труда Карла Маркса? Доколе староверы, от архиепископа до мирянина, будут возносить на почетный пьедестал страстного апологета частной собственности Ивана Ильина, который не был православным не только в силу своей принадлежности к никонианской церкви, но и в силу многих аспектов своего мировоззрения (http://chri-soc.narod.ru/ilyn.htm)? Доколе староверы вообще будут находиться в интеллектуальном рабстве у никониан? Доколе староверы, от архиепископа до мирянина, будут ностальгировать по ростовщикам и масонам Рябушинским и вообще по капиталам т.н. «золотого века»?
(Кстати, весьма показательна статья Владимира Рябушинского «Судьбы русского хозяина» (написана в 1928 году, опубликована в шестом номере журнала «Церковь» в 2004 году), где «позитивному» типажу («накопителям мировых богатств») презрительно противопоставлены люди «завистливые», «бесплодные», «бестолковые» и вообще «неудачники». Между бывшим банкиром и Святыми Отцами – идейная пропасть, зато обнаруживается его глубокое идейное родство с буржуазными либералами всего мира).
Итак, святоотеческое учение о частной собственности и об эксплуатации труда:
1.)  Опирается на Библию.
2.)  Содержит очевидные коммунистические аспекты. Роль православия обычно тенденциозно замалчивается тогда, когда речь идет об истории коммунистического движения и об истории коммунистических идей. Коммунисты – это не только атеисты и еретики.
3.)  Не устарело, актуально как никогда. Если труды многочисленных «совопросников века сего» теряют свою значимость вместе со сменой исторической эпохи, то творения Святых Отцов на протяжении веков только увеличивают свою актуальность.
Tags: РПсЦ, подрывная философия, позор либерастам
Subscribe
promo yuri_loskutov october 28, 2030 23:48
Buy for 20 tokens
Кандидат философских наук, доцент Пермского государственного национального исследовательского университета. Христианин Русской Православной старообрядческой Церкви. Сторонник Пиратской партии. Важные записи: Обо мне: Промысел Божий Профессиональное Профессиональное - 2 3 октября 1993-го…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments