November 7th, 2011

День седьмого ноября - красный день календаря


(Это я пять лет назад отдал дань уважения коллеге по философскому цеху).
До этого года я не отмечал день Великого Октября, относясь к нему в целом нейтрально. Но сегодня "мысленно пою" и даже "мысленно танцую". Ибо за последнее время мне довелось глубже, чем обычно, "закопаться" в исторический материал, что не только дало новый для меня синтез в понимании отечественной истории, но и освежило старые и ранее разрозненные исторические знания. Почему они были разрозненными в моей голове - потому, что я стал историком в 90-е. Итак, некоторые выводы.
1. Власть большевиков была легитимной. В феврале 1917-го в России произошла полная и безоговорочная самоликвидация всех основных властных институтов: Совет министров фактически самораспустился и предложил императору собрать новое правительство, Николай Второй приостановил деятельность Государственной Думы, а затем отрекся от престола сам и за царевича Алексея – в пользу своего брата Михаила, который, в свою очередь, тоже отказался от власти. В этой уникальной ситуации властного вакуума происходило становление советов – пожалуй, наиболее легитимных органов власти в отечественной истории, институтов прямого народного представительства. Даже Конституция Российской Федерации 1993 года, утвержденная на крови защитников подлинной демократии и на обломках советской власти, констатирует в третьей главе: «1. Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ. 2. Народ осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления». Не советы были самозваным органом власти после Февраля, а Временное правительство, возникшее на почве масонской солидарности ушлых оппортунистических лидеров Петроградского совета с членами так называемого «Временного комитета Государственной Думы».
Октябрьский переворот, приведший большевиков и левых эсеров к правительственной власти, приобрел безусловную легитимность после того, как он практически сразу же был одобрен Вторым Всероссийским съездом советов. Для сравнения – тот состав Временного правительства, который был арестован в Зимнем дворце, подобного одобрения не имел, т.е. был гораздо менее легитимным. Таким образом, неудивительно то, что после октябрьского переворота власть ленинского Совнаркома была очень быстро признана практически на всей территории России. Февральское отсутствие какой-либо легитимной власти отнюдь не повторилось в октябре, а далее произошло следующее. В первый же день работы Учредительного собрания (на которое съехались далеко не все избранные делегаты) фракция большевиков и фракция левых эсеров покинули зал заседаний, сорвав наличие кворума. В силу отсутствия последнего Учредилка утратила всякую легитимность и была распущена ранним утром 6 января 1918 г. при помощи матроса-анархиста Железнякова. Роспуск Учредительного Собрания был в тот же день утвержден Всероссийским Центральным Исполнительным Комитетом – органом, избранным Вторым Всероссийским съездом советов, а еще через несколько дней этот роспуск был утвержден и Третьим Всероссийским съездом советов. Таким образом, в России не осталось ни одного легитимного органа власти, кроме советов, ВЦИК и Совнаркома. В июле 1918 г. Пятым Всероссийским съездом советов была принята первая в истории нашей страны Конституция, в результате чего все посягательства на советскую власть приобрели в России антиконституционный характер. Так называемая "Добровольческая армия", собранная еще до разгона Учредилки участниками корниловского путча (который послужил началом Гражданской войны), имела легитимность не большую, чем банда Шамиля Басаева. "Директория" имела столько же легитимности, сколько разогнанная Учредилка, т.е. ноль, а правительства Колчака, Семенова, Миллера и т.д. - это вообще, по сути, оккупационные администрации.
2. Достижением большевиков является не только первая Конституция России, но и ликвидация сословий, а также (впервые в истории России) поэтапное достижение равенства граждан перед законом (ключевой момент здесь - Конституция 1936 года).
3. Большевики имели мужество прекратить катастрофичное, разорительное и совершенно ненужное для России участие в Первой Мировой войне.
4. Большевики возглавили национально-освободительное движение против интервентов. "Двунадесять языков" повторно оккупировали Россию после Наполеона. Без вмешательства Антанты Гражданская война закончилась бы еще в 1918-м, едва начавшись. Причем властвование оккупационной администрации Колчака - это худший период во всей истории Пермского края и Красноярского края (хуже ГУЛАГа). Запад разыграл тогда в России тот же сценарий, который он разыграл в Ливии в 2011-м. Несмотря на всю крутизну Каддафи, Ленин оказался круче - и победил.
5. "Декрет о земле"
имел громадное значение для страны, в которой промышленность была еще относительно слаборазвитой. Тем более, что большинство населения России тогда составляли бедные и даже нищие крестьяне.
6. "Красный террор" - это относительно скромный и относительно кратковременный ответ на "белый террор".
7. Декрет
«Об отделении церкви от государства и школы от церкви» - это шикарный документ. Светское государство - это шикарное государство по сравнению с никонианским.
А дальше уже начинаются неоднозначности. Реальная история - это не комикс и не агитка. В реальной истории не может быть всё однозначно хорошим. "Наша Ефросинья зависит от момента - то божественна, а то амбивалентна". Вот такая амбивалентность, парадоксальность, диалектичность исторического процесса - это правило. А "праздники истории" - это исключение. Назову только некоторые противоречия советского периода.
1.) Необходимость практической реализации связки "индустриализация + коллективизация", но - зачастую недопустимые методы проведения и того, и другого.
2.) Торжество светской духовности. (Так, например, современное философское образование в российских вузах ведет свою историю лично от Сталина. Сокращение бюджетных мест на специальности "Философия" - это еще один аспект "десталинизации"). Но - разгром религиозной духовности и заведомо бесперспективное построение "нового Вавилона".
3.) Разгром нацизма в Великой Отечественной и выведение нашей страны в ряд ведущих мировых держав. Влияние СССР по всему миру. Но - многие районы Нечерноземья так, похоже, и не были восстановлены после войны. Заботились о других народах, нередко забывая о своем.
4.) Торжество индустриализации - но провал постиндустриализации.
И т.д. и т.п.
Впрочем, все эти неоднозначности никак не умаляют достоинства Великого Октября. Если кому-то хочется быть нищим крестьянином и при этом человеком второго (если не десятого) сорта под властью западных оккупантов и никонианских попов - для него сегодня "день скорби и непримиримости". Для всех остальных сегодня - праздник.
promo yuri_loskutov october 28, 2030 23:48
Buy for 20 tokens
Кандидат философских наук, доцент Пермского государственного национального исследовательского университета. Христианин Русской Православной старообрядческой Церкви. Сторонник Пиратской партии. Важные записи: Обо мне: Промысел Божий Профессиональное Профессиональное - 2 3 октября 1993-го…

Почему я вдвойне поздравляю белокриницких с праздником Великого Октября

1. Большевики своим "Декретом о национализации банков" добились того, что православные старообрядцы наконец-то начали соблюдать (и, в общем, соблюдают до сих пор) 76-е постановление Стоглава. Таким образом, Церковь всерьез и надолго (если не навсегда) избавилась от ужасного бедствия – ведь именно так называл лихоимство великий святитель Иоанн Златоуст.
2. Благодаря не только указанному декрету, но и декрету "Об отделении церкви от государства и школы от церкви", лишившему религиозные организации права на владение собственностью, наша Церковь перестала жить за счет банковских спекуляций и коррупционных доходов (полученных через т.н. "Военно-промышленные комитеты"), повернулась лицом к Господу и спиной - к мамоне.
3. Ленин не только, по сути, избавил Церковь от банкирского спрута, опутавшего ее, но и фактически ликвидировал антиканоничное церковное "двоевластие", создав ситуацию невозможности проведения так называемых "Всероссийских съездов старообрядцев", служивших под председательством Дмитрия Сироткина и особенно Павла Рябушинского во многом альтернативой по отношению к Освященным Соборам, посредством которой мировой капитал стал на какой-то период не менее, а то и более влиятельным в нашей Церкви, чем российский старообрядческий епископат. А что такое "мировой капитал"? Это стихийная система, которой пытаются (и зачастую небезуспешно) управлять сатанисты.
4. В конце концов, государство стало светским. И отнюдь не благодаря Временному правительству. Православные старообрядцы этого заслужили - кровь наших мучеников смыла никонианскую власть.
Вот четыре существеннейшие причины сегодняшнего светского праздника на нашей церковной улице.
А теперь максимально кратко о том, почему тогдашняя белокриницкая элита восприняла этот праздник как трагедию. С позицией банкира, коррупционера, масона и корниловского путчиста Павла Рябушинского (сыгравшего роковую и зловещую роль в нашей церковной истории) всё и так ясно. Как всё ясно и с позицией ему подобных деятелей. А вот клирики? Вы знаете, кто первым объявил большевистское гонение на православных старообрядцев? Ленин? Троцкий? Свердлов? Нет. Знайте же, что это был наш предстоятель архиепископ Мелетий  - поступивший так в начале февраля 1918-го не только из опасения за судьбу церковных миллионов, нахапанных с помощью спекулянтов и коррупционеров, но и, по сути, в подражание никонианскому поместному собору. Впрочем, такое подражание неудивительно – ведь не с большевиками же владыка Мелетий (еще не будучи архиепископом) целовался в алтаре греческого иеросалимского храма! (Интересно отметить, что ключевые тезисы антибольшевистского пастырского послания Мелетия дословно совпадают с тогдашними тезисами никонианского публициста Устрялова). Большевики, правда, некоторое время поупирались, ибо не хотели они быть гонителями старообрядчества, не хотели играть роль строителей "нового Вавилона", навязанную им нашим предстоятелем. Однако белый террор, Гражданская война и чрезвычайно настойчивое желание белокриницкой верхушки поконфликтовать с большевиками сделали свое дело. Позорное поражение прониконианской и пробуржуазной белокриницкой элиты в этой борьбе было совершенно закономерным.
P.S. И вообще, кому победа Октября кажется дурной, неразумной и случайной - тому не нравится Божья воля.
P.S.S. Коллективизация и преступления режима в отношении белокриницкой иерархии (1929-1938) - это отдельная тема.