November 8th, 2014

Дугинизм против древлеправославия. Ч. 1. Никонианский миссионер и дугинист Товбин атакует староверие

Сахалинский философ Кирилл Михайлович Товбин известен тем, что от имени православного старообрядчества делал откровенно провокационные публичные заявления (например, призывал насильственным путем ликвидировать в городе телевидение или сотовую связь [1]), но в конечном счете оказался отнюдь не старообрядцем, а … никонианским миссионером. [2]
Совсем недавно вышла его монография, посвященная феномену староверия (Товбин К.М. Пострелигия и ее становление в русском староообрядчестве. М. Этносоциум. 2014). Все желающие могут ознакомиться с ней на сайте автора (http://tovbin.ucoz.ru/load/0-0-0-505-20). Без преувеличения можно констатировать, что данный опус является изощренной идейной атакой на все конфессии, считающие себя старообрядческими. Это очередной миссионерский вызов, требующий древлеправославного идейного ответа.
С точки зрения К.М.Товбина, «пострелигия – это уничтожение антитрадиционности без возврата к традиционной духовности». [3] При этом «в современном старообрядчестве происходят интереснейшие ментальные процессы, являющиеся яркими примерами пострелигиозной активности». [4]
И хотя К.М.Товбин заявляет, будто «нельзя однозначно сказать, что староверие есть продолжение и осуществление православной Традиции или, напротив, однозначная её имитация» [5] а также, что «нельзя огульно приставить «пост-» ко всему современному старообрядчеству» [6], всё же главным устремлением автора-миссионера выступает максимальный отрыв современного староверия от старообрядчества 17 в. и от русской средневековой культуры.
Так, К.М.Товбин 11 раз в своей книге заявляет, что сегодня происходит «гальванизация» староверия. Но гальванизируют трупы. Следовательно, автор неоднократно намекает на то, что древлеправославие сегодня – это, дескать, труп. Кроме того, К.М.Товбин настаивает на том, что:
1.) Старообрядческое мировоззрение не имеет «прочного онтологического основания». [7]
2.) «При желании можно сделать выписки из текстов Аввакума, удовлетворяющие любому религиозному мировоззрению с любой степенью маргинальности. Эта расшатанность, неоднократно предъявляемая староверами как упрёк никонианам (напр., «Блуждающее богословие» Ф.Е.Мельникова), в достаточной мере свойственна и самим староверам. Грандиозный столетний скандал, связанный с «Окружным посланием», – тому подтверждение». [8]
3.) ««Каноничность», к которой обращались староверы, имела мощное цивилизационное основание – она складывалась как система прецедентов, фиксирующих постепенное наступление Нового времени, задвигающего Священное». [9] (Обратите внимание – никонианскому миссионеру не нравится православная каноничность).
4.) «Процессы, происходящие в современном старообрядчестве, можно назвать вершиной десакрализации и эталоном для постмодернизации прочих носителей духовной идентичности, менее традиционных, чем старообрядцы». [10]
5.) «Превалирующее большинство современных старообрядцев всех согласий являются неофитами, по факту и по сути. Даже если их воцерковление в 1990-е годы было возвращением к фамильной «вере предков», изучали они эту веру, как правило, из книг. Причиной было советское прошлое, вытеснившее религиозную жизнь и практически не оставившее возможностей для преемственности староверческой духовности». [11] (С православной точки зрения, претензия к усвоению веры из книг – это странный упрек. Ведь староверие всегда было культурой, основанной на книжности, да и главный документ христианства именуется не иначе как «Книгой» (Библией)!).
6.) «Образ древлеправославия теперь исключительно виртуален». [12] (Совершенно неоправданное распространение характеристик весьма узкого «виртуального» сегмента староверия на всё старообрядчество в целом, которое на самом деле пребывает преимущественно в оффлайне).
7.) «Особое неприятие у староверов вызывают евреи». [13] (Чрезвычайно странное заявление).
8.) Кроме того, Товбину не нравится ни широкое распространение грамотности в староверии [14] (рост числа грамотных, дескать, разрушил монополию узкого круга посвященных на знание, характерную для «традиционного общества», и особенно для древней языческой Индии, во многом рассматриваемой Товбиным в качестве социального образца), ни даже «прогрессистское» учение святителя Августина о человеческой истории, которому Товбин предпочитает взгляды оккультиста Г.Вирта, якобы выражающие «традиционную духовность». [15] (Разумеется, похуление православного староверия не могло не дойти и до похуления святоотеческого наследия).
Кирилл Михайлович, как мы видим, вдохновляется отнюдь не трудами святых отцов, в чем он сам и признается: «В своём исследовании пострелигии и пострелигии в старообрядчестве я опираюсь на методологию Традиционалистской школы (Р. Генон, Ю. Эвола, Т. Буркхардт, А.К. Кумарасвами, Ф. Шуон, Г. Смит, Ж. Борелля, Дж. Катсингер, М. Али Лахани, М. Сэджвик, С.Х. Наср, Ю.Н. Стефанов, А.Г. Дугин), разработавшей понятие Традиции (в противовес «традиции» с прописной буквы) как непрерывной цепи смыслопередач Священного, исходящей не из гносеологических намерений и способностей, но из структуры самого Священного». [16] Причем эта «Традиционалистская школа» возникла в рамках постмодернистской философии [17], т.е. это совсем недавнее идейное изобретение.
Сразу же следует указать на полную теоретическую несостоятельность вышеупомянутых «традиционалистов» вообще и товбинского опуса в частности. К.М.Товбин: «Я воздержусь от генерации понятия Священного, как и все религиоведы, первыми использовавшие это понятие». [18] Так вот, то, чему не дается определение, никак не может считаться понятием – это азы философской культуры. Таким образом, любимое «традиционалистами» «Священное» (якобы общее для христиан и оккультистов) – это лишь псевдопонятие, пустое место, симулякр, т.е. означающее без означаемого. Следовательно, и «Традиция» (с большой буквы), определение которой, как мы видели, производно от чрезвычайно смутных представлений о «Священном», – это такое же псевдопонятие, такой же симулякр, такая же фикция. Но на этой фикции К.М.Товбин строит практически весь свой опус о пострелигии, который имеет видимость научной монографии, будучи всего лишь изощренной миссионерской агиткой. Научная ценность рассуждений о «Священном» и «Традиции» равна нулю. Фиктивность «Традиции» подтверждается тем, что ее эмпирическая достоверность – только кажущаяся: «Собственно феноменологического измерения у Традиции нет – его выделение есть условный, рабочий приём». [19] И когда этот «рабочий приём» применяется, получается следующий результат: «В феноменологическом разрезе Традиция фиксируется через посвящённость, догматизм, смирение и благоговение перед Тайной, благочестие, «повседневность подлинности», общинность, надындивидуализм и внеисторичность. По этим параметрам – условно отделённым друг от друга – можно опознать традиционность в какой-либо версии духовности». [20] И еще один вариант описания результата применения вышеупомянутого «рабочего приема»: «Традиция должна обладать некоторыми сущностными чертами, обнаруживаемыми у разных народов при изучении структур Сакрального. Это трансцендентность, цельность, ритуализм, единоцентризм, иерархичность (в онтологическом измерении, открывающем сакроцентризм Традиции) и посвящённость, догматизм, общинность, смирение и служение». [21]
Между прочим, эти вышеперечисленные общие черты, присущие любой традиционной культуре сами по себе – не фикция. Но что является причиной этой реальной исторической общности? Товбин отвечает на этот вопрос, по крайней мере, в отношении иерархичности: «Этот принцип логически исходит из единоцентризма традиционной духовности». [22] Т.е. дается вполне идеалистическое объяснение, которое в конечном счете превращается в мистическое: «Традиция – дело не человеческое. Человек может быть или не быть лишь орудием самореализации Традиции; но полноправным субъектом Традиции является действующий Бог». [23] С православной точки зрения, данное мистическое объяснение, приведенное в сочетании с широко распространенным у «традиционалистов» тезисом о том, что в спорах православных с еретиками «у спорящих сторон было единое основание – стояние в разных версиях единой примордиальной Традиции» [24], является богохульством. Ибо сказано: «Не преклоняйтесь под чужое ярмо с неверными, ибо какое общение праведности с беззаконием? Что общего у света с тьмою? Какое согласие между Христом и Велиаром? Или какое соучастие верного с неверным? Какая совместность храма Божия с идолами? Ибо вы храм Бога живаго, как сказал Бог: вселюсь в них и буду ходить в них; и буду их Богом, и они будут Моим народом. И потому выйдите из среды их и отделитесь, говорит Господь, и не прикасайтесь к нечистому; и Я прииму вас». (2Кор.6;14-17)
Как объяснить общность вышеперечисленных культурных черт традиционных социумов, не впадая при этом в богохульство и экуменизм? Только с помощью материалистического понимания истории. Общность внешних черт духовной культуры традиционных обществ задана общностью материальных характеристик докапиталистических способов производства. Если же мы пытаемся объяснить общность вышеупомянутых культурных черт с позиции идеалистического понимания истории, исходя из духовных, религиозных принципов, то в этом случае впадение в богомерзкий экуменизм практически неизбежно.
Итак, «Традиция» как объяснение культурной общности традиционных социумов – это всего лишь псевдонаучная экуменическая фикция. Сама же эта культурная общность фикцией не является. Однако к приведенному Товбиным перечню признаков данной общности нужно отнестись критически. Например, надындивидуальность – настолько ли она бесспорна как черта традиционной культуры? К.М.Товбин заявляет: «Традиция не могла знать множественности – субъект никогда не уравнивался с индивидом, центр миропонимания всегда был надындивидуальным». [25] Кроме того, он утверждает, что именно протестантская Реформация сформировала ««религию» в современном смысле слова – как идеологию или мировоззрение, построенное на индивидуальном и индивидуалистическом акте веры или озарения». [26] Но прочитайте Псалтырь, прочитайте послания апостола Павла – это и есть «мировоззрение, построенное на индивидуальном акте веры или озарения». (Не говоря уже о святоотеческом наследии, в котором индивидуальный дискурс играет очень важную роль). Кроме того, главный субъект христианского мировоззрения – это индивид, а именно – Богочеловек Христос. Строго говоря, это фундаментальное для православия догматическое обстоятельство и задает важнейшие параметры православного мировоззрения.
А теперь упомянем об одном из этих параметров – о характеристиках святости. Товбин пишет: «Живя в железобетонных домах, отпуская своих жён на работу и отдавая детей в детский сад, православные псевдотрадиционалисты убеждены, что живут в Святой Руси, более того – что именно они являются «консульством Святой Руси». [27] На этом моменте следует остановиться подробнее. С православной точки зрения, Святая Русь – это ни что иное, как православная русская Церковь. Но что есть «Святая Русь» во взглядах Товбина? Это традиционный русский быт: «Единственным условием, которое могло бы удержать неофитов от принятия стиля за действительность, могло бы быть изживание означенной выше биполярности сознания через возрождение традиционного древлеправославного образа жизни, домостроевского уклада, критичного отношения к «миру сему». Однако этого не произошло – староверы продолжили жить в железобетонных квартирах, «ходить на работу», отдавать детей в детсады, вести вполне секулярный образ жизни, лишь ретушированный ситуативной ретро-экстравагантностью, а именно это, а не еретическое умствование, является истинной инверсией Сакрального, истинным разложением Традиции». [28] Итак, современный быт, с точки зрения Товбина, хуже ереси. Однако у кого из святых отцов, у кого из учителей Церкви мы можем встретить утверждение, будто те или иные бытовые предпочтения важнее, чем исповедание правой веры? Правильно, ни у кого из них мы не встретим такого постмодернистского умствования.
Нам предлагают возвращение к «Домострою», но что такое для христиан «Домострой»? Обыкновенная светская книга, никогда не входившая в состав православного священного предания. В этой книге, помимо сомнительных кулинарных рецептов, содержится следующее: «И не жалей, младенца бия: если жезлом накажешь его, не умрет, но здоровее будет, ибо ты, казня его тело, душу его избавляешь от смерти». [29] Таким образом, «Домострой» в качестве необходимой моральной нормы поведения предписывает безжалостно бить палкой детей «детсадовского» возраста («младенцев»). Имеет ли это отношение к традиционному русскому быту? Несомненно, да. Имеет ли это отношение к православной морали? Никоим образом. Традиционный русский уклад включал в себя такие аспекты поведения и образа жизни, которые не имели и вообще не могли иметь никакого отношения к православной культуре. Например, разнообразные пережитки язычества, обильное использование косметики, популярность разбоев и грабежей, а также едва ли не беспробудное пьянство. Характерную для воспеваемого Товбиным дореволюционного староверческого быта картину рисует заметка (с примечательной подписью «Изгой») в старообрядческом журнале «Церковь» за 1909 год: «Д. Большое Сукино, Семеновского у., Ниж. губ. (От нашего корреспондента). … Очень поучительна история совершения молебствия в день Успения Божией Матери. Лет 60-70 тому назад в сказанный праздник происходило в деревне страшное повальное пьянство. «Гром не грянет – мужик не перекрестится» – говорит русская пословица. Она оправдалась на жителях дер. Сукино. В один год 15 августа разразился страшный пожар, вмиг пожравший деревню. Испугались сукинцы, чувствуя на себе кару Божью, и дали всей деревней обещание больше на праздник Успения Божьей Матери не пьянствовать, но молиться Богу. Первые годы это обещание исполняли … , но чем дальше шло время, тем оно забывалось всё больше и больше, и дошло до того, что стали в памятный праздник пьянствовать хуже прежнего. И вдруг лет 30 тому назад вторично разбушевался в этот день сильнейший пожар, опять уничтоживший всё Сукино. В это время большинство жителей деревни перешло в старообрядчество Белокриницкой иерархии. Снова сукинцы дали обещание не пить вина в праздник Успения Божией Матери, молебствовать и совершать крестный ход вокруг деревни. С тех пор в этот день никто из деревенских жителей не пьет вина. 8 июля и 22 октября в праздники Казанской иконы Божьей Матери ежегодно в Б.Сукине и окрестностях гуляют и пьянствуют по три дня. Неужели из примера 15 августа сукинцы не опамятуются и не бросят пить страшное «зелие»?». [30] Таким образом, чего добивается никонианский миссионер Товбин? Превращения всего русского старообрядчества в «деревню Большое Сукино» …
А еще он, вероятно, добивается смены всего правового и политического строя Российской Федерации: «На социальном уровне традиционная общинность проявляет себя как философия неравенства, кастовая философия, утверждающая различие уровней служения в соответствии с различными способностями и возможностями, определёнными изначально. … Наличие зазора между кастами приводит к нарушению духовной связи каждого из субъектов общины со Священным. Строгое распределение на касты уже является родом ритуала: старательно исполняя своё предназначение, каждый элемент священного социального тела содействует цельности и здоровью этого тела – в этом корень традиционного освящения повседневности и быта». [31] Между прочим, идеология изначального и принципиального неравенства между людьми имеет сегодня вполне определенное название – «фашизм».
Сочинение К.М.Товбина, посвященное «пострелигии» – это вызов всем древлеправославным старообрядцам, и потому я надеюсь на то, что мой ответ будет со стороны староверия не последним. Тем более, что здесь рассмотрены далеко не все сюжеты, связанные с содержанием данной книги.
Однако товбинский вызов – не просто миссионерский. Это открытая атака на сегодняшнее староверие со стороны дугинизма (выступающего в качестве российской версии вышеупомянутой «Традиционалистской школы»). Отсюда возникает необходимость рассмотрения сущности дугинизма, подсовывающего старообрядчеству контрафактные образы «Святой Руси», сварганенные едва ли не в оккультных масонских ложах. О чем и пойдет речь в следующих частях этих заметок.

[1] См.: Кирилл Товбин. 8 марта // http://www.semeyskie.ru/sovr_tovbin71.html
[2] См.: http://www.pravoslavie.ru/news/print35671.htm; http://samstar.ucoz.ru/news/statja_staroobrjadca_k_tovbina_oficialno_priznana_ehkstremistskoj/2010-11-14-4212 (комментарии); http://starover.borda.ru/?1-1-0-00003961-000-10001-0
[3] Товбин К.М. Пострелигия и ее становление в русском староообрядчестве. М. Этносоциум. 2014 С.7
[4] Там же. С. 9
[5] Там же. С. 395
[6] Там же. С. 476
[7] Там же. С. 381
[8] Там же. С. 391
[9] Там же. С. 8
[10] Там же. С. 9
[11] Там же. С. 393
[12] Там же. С. 455-456
[13] Там же. С. 426
[14] См.: там же. С. 77-78
[15] См.: там же. С. 73
[16] Там же. С. 9-10
[17] См.: там же. С. 37
[18] Там же. С. 37-38
[19] Там же. С. 75
[20] Там же. С. 471
[21] Там же. С. 95
[22] Там же. С. 48
[23] Там же. С. 42-43
[24] Там же. С. 47
[25] Там же.
[26] Там же. С. 6
[27] Там же. С. 32
[28] Там же. С. 393-394
[29] Домострой // http://old-ru.ru/07-51-2.html
[30] Церковь. 1909. С.1110
[31] Товбин К.М. Пострелигия … С.68-69
promo yuri_loskutov october 28, 2030 23:48
Buy for 20 tokens
Кандидат философских наук, доцент Пермского государственного национального исследовательского университета. Христианин Русской Православной старообрядческой Церкви. Сторонник Пиратской партии. Важные записи: Обо мне: Промысел Божий Профессиональное Профессиональное - 2 3 октября 1993-го…

Дугинизм против древлеправославия. Часть 2. «Неоевразийство» и РПсЦ

Какое отношение имеет дугинизм к Русской Православной старообрядческой Церкви? Самое непосредственное. Дугинисты официально заявляют: «Одним из приоритетных направлений в идеологии и деятельности Евразийского Движения является старообрядчество». [1] Не стоит переоценивать степень влияния дугинизма на РПсЦ, но не стоит ее и недооценивать. В «евразийском» движении задействованы многие активные белокриницкие старообрядцы, включая и дугинского заместителя – руководителя информационно-аналитического отдела Международного евразийского движения. Выступая на вышеупомянутом учредительном съезде «Евразии», тогдашний секретарь Московской митрополии РПсЦ (он же – известный старообрядческий публицист) заявил о необходимости возвращения к «традиционным наукам» [2], под которыми дугинисты подразумевают алхимию и колдовство. [3] Сам Дугин выступал на Освященном Соборе РПсЦ 1998 г. в качестве советника председателя Государственной Думы РФ. [4] Кроме того, на домене, принадлежавшем Дугину, некоторое время располагался официальный сайт РПсЦ. [5] Покойный предстоятель нашей Церкви митрополит Андриан отмечал следующее: «Та откровенность и историческая правда, которая прозвучала в публикациях А.Г.Дугина, меня очень поразила в свое время. Я очень высоко ценю его смелость, эрудицию, богатые исторические знания, а самое главное – активность, которой недостает нам, старообрядцам. Разумеется, мы не можем считать Александра Гельевича «своим», потому что он является прихожанином единоверческого прихода Московской Патриархии. Тем не менее у нас всегда находится о чем поговорить при встрече и наши стремления и планы во многом созвучны». [6] Вот отчет об одной из таких встреч: «13 мая 2004 состоялась официальная встреча руководителей Международного «Евразийского Движения» – Председателя «Евразийского Комитета» Дугина А.Г., заместителя Председателя «Евразийского Комитета» Гаглоева М.Г. и члена «Евразийского Комитета», руководителя пресс-службы «Евразийского Движения» Коровина В.М. с первоиерархом Русской Православной Старообрядческой Церкви Митрополитом Московским и Всея Руси Андрианом (Четверговым) и икономом РПСЦ о.Евгением Чуниным. В ходе беседы были обсуждены вопросы активного сотрудничества в области возрождения старообрядческой культуры, проекты восстановления архитектурного ансамбля Рогожского посёлка, реституции храмов и церковного имущества РПСЦ в Москве и Подмосковье. Особое внимание глава самого крупного старообрядческого согласа – белокриницкой иерархии – уделил актуальности восстановления исторической справедливости в отношении Старой Веры, необходимости широкого и объективного освещения её истории, трагических событий раскола XVII века. Владыка Андриан указал на то, что следует начинать работу по созданию общественного движения, объединяющего всех старообрядцев независимо от их принадлежности к тому или иному согласу. Он подчеркнул, что «богословские» и «экклесеологические» вопросы следует оставить в стороне, сосредоточив основное внимание на объединении усилий по развитию общестарообрядческих традиций, возрождению древле-православной нравственности, культуры, знаменного пения, изучению богатейшего книжного наследия. В этом вопросе организационный и общественный опыт Международного «Евразийского Движения» мог бы быть важнейшим подспорьем. … Изначально и так бывшие чрезвычайно тесными и крепкими связи «Евразийского Движения» с русским старообрядчеством неуклонно развиваются, что с глубоким удовлетворением констатировали все участники встречи». [7]
Однако после скоропостижной смерти митрополита Андриана в 2005 г. отношения между дугинистами и Московской митрополией РПсЦ явно ухудшились. По моим личным наблюдениям, в 2007-2008 гг. значительная, если не преобладающая часть интернет-травли в адрес нашего действующего предстоятеля митрополита Корнилия исходила от пропагандистов дугинской идеологии.
Тем не менее, Дугин и поныне льстит старообрядчеству не только своей пропагандой брадолюбия, но и такими, например, заявлениями: «Старообрядчество, на мой взгляд, пример и образец для русских консервативных революционеров, хотя в нынешнем положении, это скорее памятник русскому субъекту, но не сам русский субъект. Возможно, карта и план по его поиску». [8]
Однако собственные религиозные воззрения Дугина находятся в русле РПЦ МП (как минимум, с формальной точки зрения). Вот как он их излагает: «В течение 90-х годов прошлого века я внимательно исследовал историю и философию эпохи раскола XVII века, и пришел к выводу, что это событие было катастрофой в русской церковной истории, не излеченной до сих пор. Я увидел безусловный прерыв древней православной традиции в реформах патриарха Никона, и еще более в последующей за ними секуляризации русского общества при Петре – т.н. «синодальный период» в истории Русской Церкви. Я посвятил старообрядчеству цикл статей, стараясь вжиться в истину этой части русского общества, возшедшей ради верности древним устоям на Голгофу. Признание справедливости позиции и удивительной точности катастрофических прогнозов старообрядцев относительно происходящих в Церкви и обществе XVII века перемен (секуляризация) привело меня к старому обряду. Но при этом множественность старообрядческих конфессий, их разобщенность и внутренние экклесеологические разногласия, а также целый ряд других соображений (например, наблюдение за тем, что и клир и прихожане Русской Православной Церкви чрезвычайно далеки от «классических никониан» XVII-XVIII веков и сами ищут часто свою историческую идентичность), удержали меня от разрыва с РПЦ. Я остановился на Единоверии, и стал с 1998 года прихожанином единоверческого храма Михаила Архангела Русской Православной Церкви в Михайловской слободе. Я остаюсь им до сих пор, являясь «клирошанином» и в некоторых случаях исполняя роль церковного чтеца. С точки зрения церковных правил, таким образом я 22 года (на сегодняшний 2009 год) являюсь воцерковленным христианином, стараюсь строго соблюдать церковные правила и предписания, посты, исповедь духовнику и принятие Святых Даров, при этом в качестве философа исследуя вопросы истории религии, богословия и экклесеологии и в качестве ученого, изучая и преподавая в Высшей школе (МГУ им. М.В. Ломоносова) социологию, философию, политологию, этнологию, психологию, геополитику, историю науки и культуры». [9]
Разумеется, глупо усматривать в дугинском «евразийстве» некий инструмент для обеспечения интересов РПсЦ, для пропаганды ее истории и мировоззрения. Например, видный дугинист Владимир Карпец высказал такое свое отношение к гонителю белокиницкой иерархии обер-прокурору Победоносцеву: «Обер-прокурор боролся не со старообрядчеством как таковым, а всего лишь с попытками учреждения нескольких церковных иерархий – в нарушение канонического предписания «один город – один епископ». Делал он это прежде всего как государственный муж. Да, безусловно, обер-прокурор Синода считал невозможным поставление старообрядческого священства вне иерархии Греко-Российской Церкви. Но эта позиция, на самом деле, была продиктована не только и не столько его личным страхом, сколько положением Российского Императора, слугой которого был Константин Петрович, как «внешнего епископа Церкви». И это было совершенно правильно. … Cегодня, безусловно, необходимо не только воссоединение старообрядцев с Церковью, но и еще более неоходим «обратный процесс» – «старообрядная прививка» Русской Православной Церкви, если угодно, «контрреформа», но не жесткая, не «через колено», какой была реформа Никона, а постепенная и добровольная – кто хочет остаться при «новинах», пусть остается. Никакого взаимного зазирания и предпочтения быть не должно. При этом необходимо помнить: полное восстановлении Русской Церкви, подлинное Торжество Православия возможно только с полным восстановлением исторической Русской государственности, Самодержавной монархии». [10] Такое мог заявить только откровенный враг нашей Церкви.
Кроме того, Дугин совершенно отчетливо заигрывает с беспоповским мировоззрением – с теми его частями, которые противостоят православной поповщине: «Мы давно под властью антихриста и слуг его. И от духа этого никто не свободен и никто не чист, кроме праведников и святых (тайных или явных)». [11] Не стоит забывать и о том, что дугинский сайт, посвященный старообрядчеству, имеет беспоповское название – «Радио «Духовный Антихрист»». [12]

[1] http://www.evrazia.org/modules.php?name=News&file=article&sid=2677
[2] Cм.: http://eurasia.com.ru/stenogramma.html
[3] Cм.: Дугин А.Г. Философия традиционализма // http://www.arcto.ru/article/118)
[4] См.: http://staroverie.ru/sobor.shtml
[5] См.: http://starover.borda.ru/?1-6-60-00000042-000-10001-0; сейчас домен этого сайта всё же принадлежит РПсЦ – см.: http://domenindex.ru/rpsc.ru
[6] Жить по вере // http://pravaya.ru/faith/118/687
[7] http://www.evrazia.org/modules.php?name=News&file=article&sid=1786
[8] Дугин А. Археомодерн // http://www.arcto.ru/article/1474
[9] А.Г.Дугин. О моем отношении к религии (вынужденные пояснения) // http://www.sorokinfond.ru/index.php?id=1003)
[10] Владимир Карпец. Староверы // Завтра. 2012. № 39
[11] Дугин А.Г. Мы – Церковь последних времен // http://www.modernlib.ru/books/dugin_aleksandr/metafizika_blagoy_vesti/read/
[12] http://staroverie.ru/

Дугинизм против древлеправославия. Часть 3. Дугинская игра в религиозную философию

Возглавляемое Дугиным неоевразийское движение имеет множество разнообразных идейных истоков: «Йогическую мистику итальянского «языческого империалиста» Юлиуса Эволы, «ариософию» немецкого рунолога Германа Вирта, национал-революционные идеи немецких идеологов 20-30-х годов, а также русское евразийство и национал-большевизм, доходя в том числе до идей европейских «новых правых» и «новых левых»». [1] Кроме того, Дугин указывает на то, что «философия Хайдеггера может оказаться той главной осью, на которую будет нанизано все остальное». [2] Однако в конечном счете верно следующее утверждение публициста Аркадия Малера: «Как человек, прочитавший все книги Дугина и пытавшийся когда-то систематизировать его «философское наследие», я мог бы сказать, что общей основой всех его установок эксплицитно является учение так называемого «интегрального традиционализма» французского философа Рене Генона, известного также как шейх Абдуль Вахид Йахья, поскольку этот самый традиционализм привел его к исламу суфийского толка. … Скажу только, что учение Генона – это нечто среднее между адвайта-ведантой и неоплатонизмом, дедуцирующее всю существующую реальность из предвечного безличного Абсолюта в строгой субъект-объектной иерархии форм». [3] Свою близость к Генону, Эволе и другим контрмодернистам Дугин неоднократно подчеркивал и сам. [4] (Следует особо отметить, что Рене Генон принял масонство в оккультной системе «Мемфис-Мицраим». [5] Таким образом, дух дугинского неоевразийства в некоторой степени исторически производен от духа «Мемфис-Мицраима»). Вместе с тем, современные последователи аутентичных русских евразийцев первой половины ХХ века (Трубецкого, Савицкого, Вернадского и других) отнюдь не признают Дугина своим единомышленником. Так, председатель Клуба Евразийской интеграции МГИМО Юрий Кофнер прямо заявляет: «Взгляды Дугина можно называть чем угодно – застой-консерватизмом или около-фашизмом, но только не евразийством. … «Дугинское евразийство» – это оксюморон, извращение и обман». [6] Поэтому дугинизм уместнее называть, по меньшей мере, неоевразийством, нежели собственно евразийством.
У неоевразийства имеется непосредственная связь с постмодерном. «Консервативный революционер» Дугин сам признался в том, что возглавляемый им Центр консервативных исследований при МГУ является постмодернистским проектом. [7] И это неслучайное признание, ибо дугинисты – «типичные постмодернисты. Они уверены, что могут сконструировать любую реальность и заставить поверить в нее окружающих. ... Поэтому можно придумать любую мораль, любую философию и этику, и внушить их массам. Для истинного постмодерниста это не подлежит сомнению». [8] Пренебрежение объективной истиной, всяческий релятивизм – это характерные признаки постмодерна. «Катехизис члена Евразийского Союза Молодежи» совершенно абсурдно возвещает, что «существует абсолютная истина. Но не одна». [9] Философ Борис Режабек отмечает: «Сталкивая несовместимые понятия, Дугин не ищет истины. Для него гораздо важнее воздействовать на психику разных групп читателей. Ярким примером этого является его программный лозунг «Третий Рим – Третий Рейх – Третий Интернационал», каждая часть которого рассчитана на свою группу читателей. Само понятие Консервативной Революции из этой же серии – оно является «катахрезой», сочетанием несочетаемого, чем-то вроде «живого трупа» или «безградусного спирта»». [10] Аркадий Малер: «У Дугина нет никакой полноценной «философии». Философия это целостное и внутренне более-менее связанное мировоззрение, имеющее явные позиции в вопросах онтологии, гносеологии, этики, эстетики и т.д. Ничего этого у Дугина нет – есть синтез очень разных философских и идеологических установок, очень сложно сочетающихся друг с другом и часто входящих в явное противоречие. ... В итоге возникает достаточно пестрая и агрессивная мозаика лозунгов и парадоксальных поворотов мысли, которая может оказать довольно сильное впечатление на романтически настроенного подростка или лишенного гуманитарного образования человека в период психологического кризиса, но которая внутренне никак не может превратиться в единую систему, и что самое показательное – совершенно не хочет это делать под началом самого Дугина. Этот постмодернистский хаос идей и терминов очень удобен для того, чтобы все время перескакивать с одной позиции на другую и никогда не отвечать за свои слова. Поэтому когда надо Дугину – он «правый», а когда не надо – «левый»; когда надо – консерватор, а когда не надо – революционер; когда надо – строгий ортодокс, а когда не надо – вольный визионер; когда надо – националист, а когда не надо – евразиец и т.д, список этих оппозиций бесконечен. Так что говорить о единой основе здесь невозможно, хотя правды ради можно постараться – ведь на чем-то же все это держится? И вот здесь ответ простой. Каждый ответственный философ, в отличие от доморощенного философствующего графомана, всегда задумывается над гносеологической, методологической базой своей философии – что он считает источником познания, какова логика формирования его знания и рассуждения, и т.п. Ничего подобного у Дугина нет и быть не может, потому что это заставило бы его существенно пересмотреть все свое мировоззрение и сузить коридор своих риторических возможностей. Таким образом, «гносеологической основой» его «философии» можно считать абсолютно анархический иррационализм. ... «Философия» Дугина – это не философия, а идеология и все ее мотивации чисто идеологические, что сразу очень много объясняет. И вот именно как идеология его учение действительно имеет довольно конкретное содержательное основание, можно сказать, некую точку отсчета для всех его исчислений, но опять беда – это основание носит не утвердительный, а отрицательный характер, вся идеология Дугина построена не на утверждении какой-то одной или более ценностей, а на отрицании, и ради этого отрицания громоздится весь хаос его компиляций. Это отрицание трех начал, которые в своей идеологии Дугин пытается представить как взаимосвязанные – во-первых, авраамической религии, во-вторых, западной цивилизации, в-третьих, исторического проекта Модерна. Почему эти начала мировой истории не нравятся Дугину – разбирайтесь сами, если хотите, но сразу могу сказать, что никакой позитивной логической связи вы там не найдете. Все, что может противостоять авраамизму, Западу и Модерну, принимается Дугиным в союзники и он пытается объединить все это в единый фронт, который тут же распадается по совершенно естественным причинам». [11] А.Г.Дугин сам заявляет: «Постмодерн в наших условиях может быть замечательным изящным оружием консервативного революционера». [12] А вот и уточнение Дугиным данного тезиса: «То, что было поставлено вне закона эпохой модерна, сегодня смело можно утверждать в качестве политической программы. И это уже не выглядит столь нелепо и провально, как в эпоху модерна. Хотя бы потому, что вообще все в постмодерне выглядит нелепо и провально, включая наиболее «гламурные» ее стороны: герои постмодерна не случайно «фрики» и «уродцы», «трансвеститы» и «вырожденцы» – это закон стиля. На фоне мировых клоунов никто и ничто не будет выглядеть «слишком архаичным» – даже люди Традиции, игнорирующие императивы Нового времени». [13]

[1] Аркадий Малер. Не консервативная, не православная, не философия // http://www.russ.ru/pole/Ne-konservativnaya-ne-pravoslavnaya-ne-filosofiya
[2] Дугин А. Четвертая политическая теория // http://www.profile.ru/items_27773
[3] Аркадий Малер. Не консервативная, не православная, не философия // http://www.russ.ru/pole/Ne-konservativnaya-ne-pravoslavnaya-ne-filosofiya
[4] См., например: Дугин А.Г. О моем отношении к религии (вынужденные пояснения) // http://www.sorokinfond.ru/index.php?id=1003
[5] (См.: http://www.kriptoistoria.com/ring/index.php?pp=xrzb7tm944s9od2k8ngg&f=2&vt=tree&tst=all&m=16592
[6] Юрий Кофнер. Дугин – это не евразийство! // http://www.gumilev-center.ru/dugin-%E2%80%93-ehto-ne-evrazijjstvo/
[7] См.: http://evrazia.org/news/8310
[8] Обыкновенное евразийство // http://rosgreat.org/?p=12178
[9] Катехизис члена Евразийского Союза Молодежи // http://www.rossia3.ru/katehizis.html
[10] Режабек Борис. Мерзлая земля евразийца Дугина // http://www.lebed.com/2001/art2744.htm
[11] Аркадий Малер. Не консервативная, не православная, не философия // http://www.russ.ru/pole/Ne-konservativnaya-ne-pravoslavnaya-ne-filosofiya
[12] Дугин А. Археомодерн // http://www.arcto.ru/article/1474
[13] Дугин А. Четвертая политическая теория // http://www.profile.ru/items_27773

Дугинизм против древлеправославия. Часть 4_1. Каково на самом деле дугинистское вероисповедание?

Дугин, отвечая своим критикам на обвинения в неправославности, как-то заявил следующее: «Исходя из ... философской установки на позитивное отношение к мифам, мистике и духовным учениям, традиционалисты изучали эти доктрины, подчеркивая однако различие между традиционными священными науками и искусствами и современным оккультизмом, спиритизмом и теософией (которые они считали продуктами смешения, извращения и Нового времени, то есть проявлением современного духа, что для них синонимично лжи). Следованием этой линии можно объяснить мой интерес к традиционным конфессиям (исламу, индуизму, иудаизму, буддизму, политеистическим религиям и культам), а также к мистическим учениям: всем этим я интересовался с философской и исследовательской точки зрения, никогда не идентифицируя себя ни с одним из этих направлений, но вместе с тем, стараясь глубже их понять, а не просто раскритиковать или опровергнуть. ... Я поступал как философ, мыслитель, стремящийся постичь определенные духовные истины – с опорой на традиционализм. При этом я все это время оставался прихожанином Русской Православной Церкви. Я вполне допускаю, что те или иные тексты, которые были написаны и опубликованы в этот период могут расходиться с каноническими православными толкованиями, и если указания на такие расхождения основательно подкреплены ссылками на православную традицию, то я заведомо готов признать свою индивидуальную ошибку и истинность православного вероучения. Церкви всегда виднее, Церковь всегда права. И это отношение к безусловному и непререкаемому авторитету Церкви, а также к шаткости любого индивидуального воззрения (в том числе и моего собственного) – также есть фундамент моей философской (традиционалистской) позиции. ... С периода 1998 года (обращение к Единоверию) я стараюсь поступать так, чтобы любые мои тексты, затрагивающие вопросы Православия и религии в целом, носили взвешенный характер (что не всегда, признаю, соблюдалось мной в юности) во всем, что касается вопросов вероисповедания, и если я рассматриваю другие религии или выношу какие-то суждения о христианстве, то поступаю осмотрительно, всякий раз подчеркивая, что речь идет не о исповедальном заявлении, а о философском или научном утверждении. И снова могу повторить, что если мои тексты или действия могут быть найдены Русской Православной Церковью как не соответствующие ее установкам, то я заведомо готов признать ее правоту и свою неправоту. Но при этом я хочу подчеркнуть, что никогда ни ранее, ни в последние годы я не выступал как носитель какого бы то ни было особого религиозного учения. Единственное религиозное учение, которое я исповедую, это – Православие и единственная Церковь, которую я считаю истинной – это Русская Православная Церковь Московского Патриархата». (Дугин А.Г. О моем отношении к религии (вынужденные пояснения) // http://www.sorokinfond.ru/index.php?id=1003)
Тем не менее, справочник «Новые религиозные объединения России деструктивного и оккультного характера», выпущенный в Белгороде миссионерским отделом Московского Патриархата Русской Православной Церкви в 2002 г., посвятил дугинизму целый раздел на с. 164-172. Несмотря на это, Дугин так и не был отлучен от РПЦ МП. Однако дугинизм, действительно, содержит в себе специфические вероисповедные аспекты, которые делают его, по сути, совершенно несовместимым не только с подлинным православием, но и с типичным, традиционным никонианством. (Между прочим, Дугин не отрекся ни от одного из своих ранних трудов как таковых, они до сих пор активно пропагандируются на дугинистских интернет-ресурсах).
Постмодерн помогает Дугину уравнивать между собой и даже экуменически объединять (якобы с целью противодействия «новому мировому порядку») противоположные друг другу духовные явления: «В каком-то смысле между атеистом-материалистом, мусульманином шиитом, старовером, никониянином и евреем-восточником, если они отвергают НМП вообще нет разницы. Это – МЫ. С другой стороны – ОНИ, точнее, он, духовный антихрист». (http://www.arthania.ru/content/levo-konservativnyi-i-traditsional-sotsialisticheskii-proekt-partii-evraziya) Это духовное разделение на «мы» и «они», согласно Дугину, неразрывно связано с геополитикой: ««Наши» – это единый невидимый эсхатологический фронт Континента, Фронт Суши, Фронт Абсолютного Востока, западной провинцией которого является сама Европа, «наша» Европа, Европа, противостоящая «Западу», Европа Традиции, Почвы, Духа. «Наши» – это и православные, и мусульмане, и индуисты, и даосы, и ламаисты, и язычники, и агностики, и мистики ... Но лишь те из них, которые преданы Континенту Востока, его таинственной и неизведанной Судьбе. … «Наши» – это воины «параллельной Евразии», герои Абсолютного Востока, причем все они служат по оккультной логике «пророческой спирали» Единой Идее, Единой Цели, Единому Скрытому Принципу. Однажды немецкий консервативный революционер, националист, русофил и евразиец Артур Мюллер ван ден Брук сказал, перефразируя Хомякова («Церковь Едина»): «Есть только один Райх (одно Царство), так же, как есть только одна Церковь». Это – Райх «наших», Церковь «наших», это – «наше» Царство и «наша» Церковь». (Дугин А.Г. Конспирология // http://www.arcto.ru/article/172) Данная заявка на существование «только одной церкви» есть не что иное, как экуменизм. И совершенно неубедительно для православного человека выглядят такие оправдания по этому поводу: «Традиционализм Дугина – это принципиально не экуменизм, ибо экуменизм исходит из посылок современности: неспособности нынешних людей сосуществовать в разных вероисповеданиях и стремления к созданию опосредованной, вульгаризированной версии вероучения. Дугин не писал и не пишет о принципиальном равенстве религий». (Товбин К.М. Необходимость в Дугине // http://tovbin.ucoz.ru/load/0-0-0-274-20) Ведь постановление Освященного Собора РПсЦ 2007 г. справедливо отмечает следующее: «Экуменизм является совокупностью еретических учений и утверждает возможность спасения в других вероисповеданиях, размывает границы Церкви и разоряет ее канонический и литургический строй». Вот так, безотносительно к современности. И лишь далее указанное постановление уточняет: «Современный экуменизм стремится к созданию некой «общей религии» на основе существующих вероисповеданий и, являясь инструментом глобализации, ведет к уничтожению истинных духовных ценностей». (http://rpsc.ru/documents/postanovleniya-coborov/postanovleniya-osvyaschennogo-sobora-russkoy-pravoslavnoy-staroobryadcheskoy-tserkvi-sostoyavshegosya-v-grade-moskve-2007-goda) Таким образом, экуменизм отнюдь не обязательно основан на культуре современности. Он может иметь откровенно контрмодернистский характер, что мы и видим на примере дугинизма: «Традиционалисты считают, что все религии являются более истинными, нежели светское секулярное мировоззрение, – отсюда приглашение к межконфессиональному диалогу и исследованию того, что их объединяет перед лицом «общего врага» – светских секулярных, атеистических, эволюционистских, материалистических, позитивистских идеологий». (Дугин А.Г. О моем отношении к религии (вынужденные пояснения) // http://www.sorokinfond.ru/index.php?id=1003) «Катехизис члена Евразийского Союза Молодежи» (организации, которая, как ни странно, возглавлялась христианином РПсЦ) заявляет то, с чем никогда бы не согласились православные святые отцы: «Ты можешь верить во что пожелаешь. … Каждая традиция и религия зовет к далеким берегам. И правильно делает: в этом достоинство духа». (Катехизис члена Евразийского Союза Молодежи // http://www.rossia3.ru/katehizis.html) (При этом здесь не оговаривается никаких исключений даже для традиций типа сатанизма).
Наряду с таким предельно широким экуменизмом, Дугин пропагандирует и его «облегченную» версию: «Разделение старообрядцев на несколько расходящихся друг с другом согласий и толков не позволяет говорить о том, что и в этом лагере существует однозначно верная, предельно приближенная к истине экклесеологическая теория, выправляя по которой остальные позиции, мы могли бы прийти к реальности Филадельфийской Церкви. Частные мнения по глубинным богословским вопросам противопоставили многие согласия друг другу и в самом старообрядческом лагере, а в последствии они закрепились, превратившись в не подлежащие развитию или пересмотру догматы. Это чрезвычайно важный момент, так как из него следует, что правота эсхатологической позиции староверов не означает еще их прямого тождества Филадельфийской Церкви. Уже сама множественность толков и согласий явно говорит против такого утверждения, так как Церковь Едина. А раз так, то следует обратиться и к иным ветвям Русского Православия. … Подведем итог: Филадельфийская Церковь, призванная дать последний и решительный бой антихристу, отличается следующими экклесеологическими характеристиками. 1. Она является Православной и признает тождество Византии «тысячелетнему царству». 2. Она настаивает на апостасии Запада (особенно после схизмы) и убеждена в том, что западный мир первым попал под власть «сына погибели». 3. Она рассматривает Московское Царство как продление византизма на некоторый срок со всеми вытекающими из этого экклесеологическими (и онтологическими) последствиями. 4. Она осознает трагичность и необратимость русского раскола, принимая старообрядческое понимание богословского и эсхатологического значения этого явления. 5. Все три главные направления в сегодняшнем русском Православии – староверов, членов РПЦ и «зарубежников» – она считает недостаточными по отдельности, но несущими в себе отдельные аспекты экклесеологической истины. У староверов истинна оценка раскола. У РПЦ факт наличия Русского Патриаршества, иерархическая полнота и национальная солидарность с судьбами Русского Государства любой ценой. У «зарубежников» – акцентирование эсхатологической роли монархии как «катехона». 6. Эти три важнейших элемента Истины, рассеянные по разным течениям Русского Православия, а также некоторые аспекты греческой Церкви – особенно связанные с монашеским умным деланием, с Афоном и исихазмом – и иных православных Церквей (сербской, болгарской, румынской, молдавской, македонской и т. д.) являются теоретическими богословскими и экклесеологическими пределами, в которых может и должно состояться филадельфийское возрождение непосредственно перед точкой Конца, дату которой знать никому не дано, но ждать и страстно желать которую является нашим религиозным долгом». (Дугин А.Г. Мы – Церковь последних времен // http://www.modernlib.ru/books/dugin_aleksandr/metafizika_blagoy_vesti/read/)
Исходя из такого «облегченного» экуменизма, 26 апреля 2006 г. на съезде-фестивале Евразийского союза молодёжи в Москве сводный хор представителей РПсЦ и РПЦ МП совершил совместную молитву – исполнил православное церковное песнопение (догматик первого гласа «Всемирную славу») под видом гимна Руси времен царя Ивана Грозного. (См.: http://evrazia.org/news/20) А несколько ранее (в 2005 г.) на встрече дугинистов с патриархом Русской Древлеправославной Церкви была озвучена следующая инициатива: «Александр Дугин и Патриарх Александр договорились о том, что руководство Международного Евразийского Движения в лице Павла Зарифуллина и Валерия Коровина, а так же лидера Евразийского Союза Молодежи Юрия Горского и представителя от РДЦ о. Сергия Себейкина выступит с инициативным проектом об объединении всех старообрядческих конфессий и согласов». (http://www.evrazia.org/modules.php?name=News&file=article&sid=2677) Впрочем, эта инициатива так и не была воплощена в жизнь.
Критерием соответствия дугинскому экуменизму выступает выражение принципов некоей «Традиции» в тех или иных духовных явлениях, например: «В московской синагоге в Марьиной Роще состоялась встреча между главным раввином России Берлом Лазаром, директором института Рамхаля и одним из ведущих знатоков каббалы в наше время, равом Мордехаем Шрики, а также Главой Администрации Международного Евразийского Движения Павлом Зарифуллиным. … Глава Администрации МЕД Павел Зарифуллин заверил иудейских коллег в полной симпатии евразийских православных традиционалистов к их важнейшей деятельности по отстаиванию принципов Традиции в наше сложное и суетное время». (http://rossia3.ru/politics/russia/berllazar) Что же это за «Традиция» такая – которая, с точки зрения «Катехизиса члена Евразийского Союза Молодежи», «во всем и всегда права»? (Катехизис члена Евразийского Союза Молодежи // http://www.rossia3.ru/katehizis.html) С философской точки зрения, это довольно размытое понятие (скорее даже псевдопонятие), оставляющее, благодаря своей невнятности, широкий простор для идеологических манипуляций. Аркадий Малер о Дугине: «Что это за Традиция, однозначного ответа в его текстах найти нельзя, поскольку речь может идти одновременно и о некоем примордиальном знании сверхчеловеческого происхождения, и о традиции старообрядческих ритуалов. Поскольку каждая религиозная традиция сохраняет элементы единой «Интегральной Традиции», то все религии оказываются аспектами единой истины и поэтому весь этот интегральный традиционализм фактически оказывается ничем иным как структурно-сравнительным религиоведением, превращенным в религию. … Исторически дугинская Традиция проиграла – возникший на Западе Модерн ее победил, отсюда призыв к глобальной «консервативной революции»». (Аркадий Малер. Не консервативная, не православная, не философия // http://www.russ.ru/pole/Ne-konservativnaya-ne-pravoslavnaya-ne-filosofiya) Сам Дугин возводит свое представление о «Традиции» к философии Рене Генона (напоминаю – масона и оккультиста): «Благодаря Генону, благодаря усвоению геноновского послания мы можем отныне не только понять какую-то одну конкретную Традицию или несколько традиций (как конкретные дискурсы), но и составить представление о структуре и сущности Традиции как таковой. Особенно важно, что методологически это происходит на очень контрастном фоне, в ходе сопоставления Традиции с языком современного мира. Следовательно, традиционализм (как Генона, так и нас как последователей Генона) является уникальной исторической возможностью, существующей исключительно в рамках языка современности как антитеза этому языку. Только в наших уникальных (эсхатологических, по всем признакам) условиях возникает возможность для обобщения и универсализации традиционной парадигмы, которые раньше были невозможными по целому ряду обстоятельств. Ведь, находясь в Традиции, мы не можем видеть ее извне; мы существуем как часть ее. В то же время, находясь в традиционализме, мы в силу обстоятельств помещены вне Традиции, но способны очистить и выкристаллизовать представление о ее сущности, о ее скелете». (Дугин А.Г. Философия традиционализма // http://www.arcto.ru/article/113) «Структуру» и сущность «Традиции» пытается объяснить мусульманский философ-традиционалист (правда, пришедшийся «ко двору» не в своем родном Иране, а в США) Сеид Хусейн Наср в работе «Что такое Традиция?», опубликованной на сайте одного из дугинистов: «До новейшего времени в различных языках не было понятия, которое можно было бы назвать синонимом традиции, так как досовременный (архаичный) человек был глубоко укоренён в мире, ею созданном, – и не было необходимости давать её полное определение. ... Традиция, как мы используем это понятие в данной работе и во всех других наших работах, означает истины или принципы божественного источника, открытые человечеству, и, в действительности, целый космический сектор, посредством различных образов рассматриваемый как мессии, пророки, аватары, Логос или другие средства передачи Знания. Данная структура способствует применению этих принципов в различных областях – таких, как закон, социальные системы, искусство, символизм, науки. В своём более универсальном смысле традиция включает в себя законы, которые приближают человека к Небесам, то есть к религии. С другой стороны, религия рассматривается как те законы, открытые человечеству Небом, соблюдение которых приближает человека к его Первоисточнику. В этом случае традиция рассматривается как применение этих законов. ... В последнее время все интересующиеся традицией стали соотносить её значение с вечной мудростью, лежащей в основе каждой религии, которая есть не что иное, как София, чьё обладание мудростью на Западе, как и на Востоке рассматривалось в качестве увенчанной подвигом человеческой жизни. Эта вечная мудрость, от которой неотделима идея традиции и которая является одним из важнейших её составляющих, есть не что иное, как Sophia perennis, – так её называют в Западной традиции; для индусов это Sanatana dharma, для мусульман Hikmat al-khalidah (javidan khirad по-персидски). Одним словом, Sanatana dharma и Sophia perennis связаны с Примордиальной Традицией, то есть с Источником человеческой жизни. Эта точка зрения ни в коем случае не должна поставить под вопрос подлинность поздних Небесных посланий в форме различных откровений, каждое из которых берёт своё начало в Источнике, являющем собой начало традиции (что и есть Традиция Примордиальная). ... Каждая традиция и Традиция как таковая имеет глубокие связи с вечной мудростью, или Софией, если только это звено не рассматривается исключительно во временном контексте и не как причина отвергать другие Небесные послания, составляющие различные религии, и которые, конечно, на духовном уровне соприкасаются с Примордиальной Традицией, не являясь при этом просто её историческим или временным продолжением. Дух и особенность отдельных традиций нельзя отвергать ради всегда настоящей мудрости, лежащей в основе каждого небесного источника». (Сеид Хусейн Наср. Что такое Традиция? // http://tovbin.ucoz.ru/load/0-0-0-220-20) Вот в такой экуменической парадигме и проповедует Дугин, хотя при этом он и признает ее «не совсем» православной: «Разные традиционалисты по-разному оформляли эту стартовую установку на сходство религиозных и сакральных учений – вплоть до выдвижения гипотезы существования «изначальной (примордиальной) Традиции», откуда берут свое начало исторические религии. В таком ключе (с определенной натяжкой и на основе специфической, не совсем ортодоксальной экзегезы) можно интерпретировать некоторые исламские теории и определенные высказывания отцов Церкви (в частности, Климента Александрийского и даже отдельные фрагменты из Посланий Святого Апостола Павла к Римлянам, там, где идет речь о даровании Богам пути к истине языческим народам не через Откровение, но через созерцание тварного мира в дохристианские периоды)». (Дугин А.Г. О моем отношении к религии (вынужденные пояснения) // http://www.sorokinfond.ru/index.php?id=1003)
Однако для считающего себя православным христианином нет вообще никакой необходимости утверждать принципиальную духовную ценность некоей религиозной «Традиции», якобы объединяющей православие с ересями. Нет никакой мировоззренческой необходимости устраивать этот духовный блуд. На самом деле геноновско-дугинская «Традиция» (с большой буквы) представляет собой типичный постмодернистский симулякр – в реальности ее никогда не было, никогда не могло быть и никогда не будет. Это чистейшая фикция, миф. В реальной человеческой истории были и есть лишь традиции (с маленькой буквы и во множественном числе), нередко отрицающие друг друга. Христианские традиции (с маленькой буквы) являются прямо отрицающими, исключающими – по отношению к традициям языческим, оккультным, сатанистским.

Дугинизм против древлеправославия. Часть 4_2. Каково на самом деле дугинистское вероисповедание?

Напоминаю, что апостол Павел призывал «не прикасаться к нечистому». Дугинское же стремление «прикасаться к нечистому» приводит неоевразийство к неприкрытому антихристианству. «Катехизис члена Евразийского Союза Молодежи» искушает молодых людей именно тем, чем диавол искушал Христа: «Мы имперостроители новейшего типа, и не согласны на меньшее, чем власть над миром – которую, как известно, может дать только контроль над евразийским материком. Мы усвоили урок геополитики. И мы всерьез решились идти трудными и великими путями большого пространства. Поскольку мы – господа земли, мы дети и внуки господ земли. Нам поклонялись народы и страны, нашa длань простиралась в полмира, а подошвы топтали горы и долины всех континентов земного шара. Мы все вернем назад». (Катехизис члена Евразийского Союза Молодежи // http://www.rossia3.ru/katehizis.html) Далее в этом «Катехизисе» идет откровенно гностическая проповедь: «Надо соблюдать все правила Традиции – особенно абсурдные. Только так мы поймем ее скрытую логику – которая пробудит в нас высшее крылатое существо, томящееся в теле как в темнице из мяса». (Катехизис члена Евразийского Союза Молодежи // http://www.rossia3.ru/katehizis.html) Отнюдь не диавол является для члена ЕСМ врагом номер один: «У нашего Союза есть абсолютный враг. Это США. Это начало и конец нашей ненависти». (Катехизис члена Евразийского Союза Молодежи // http://www.rossia3.ru/katehizis.html) Для любого нормального христианина превыше всего Христос, но «Катехизис члена Евразийского Союза Молодежи» провозглашает: «Традиция превыше всего». (Катехизис члена Евразийского Союза Молодежи // http://www.rossia3.ru/katehizis.html) Напоминаю, что этот антихристианский «Катехизис» был принят ЕСМ тогда, когда эту организацию возглавлял член РПсЦ. Даже само название данного программного документа ЕСМ указывает на осознанную альтернативу православному Катехизису – подобно тому, как террорист Нечаев составил некогда «Катехизис революционера» …
В 1993 г. Дугин встретился в Москве с Кристианом Буше – главой французского отделения сатанистского «Ордена Восточных Тамплиеров»: «Визит Буше так вдохновил Дугина, что он решил незамедлительно опубликовать в альманахе «Конец света» все основополагающие труды главного теоретика Ордена Алистера Кроули, называвшего себя «Великим Зверем»». (Никита Каледин. Подполье выходит наружу // http://www.compromat.ru/page_24407.htm) С позиции дугинизма, «любая деструкция на Западе хороша только потому, что подрывает парадигму западного авраамизма, и поэтому сатанист оказывается лучше протестанта. Но не только чисто стратегическими соображениями руководствуется Дугин при обращении к этой запредельной крайности – оправдание сатанизма имеет у него и сугубо содержательные, концептуальные основания. В 1998 году в своем «эзотерическом» альманахе «Милый Ангел» №3, помимо привычных для этого издания публикаций Генона, Эволы, Вирта и других «эзотериков», он публикует манифест Алистера Кроули «Книгу Законов», ставшую своеобразной «библией» для современных сатанистов. Публикацию этого текста предваряет два богословских рассуждения самого Дугина – «Бремя ангелов» и «Учение Зверя». Достаточно уже проанализировать только эти два текста, чтобы понять, насколько его учение не только далеко от христианства, но и вообще является сущностно антихристианским». (Аркадий Малер. Не консервативная, не православная, не философия // http://www.russ.ru/pole/Ne-konservativnaya-ne-pravoslavnaya-ne-filosofiya) Обратимся теперь к вышеупомянутой работе Дугина «Учение Зверя». Дугин о Кроули: «Рене Генон получил масонскую инициацию от того же Теодора Ройсса, который был другом и соратником Алистера Кроули. … Учение Кроули ставит сексуальную магию в центре духовной реализации посвященных. И поэтому главный закон Алистера Кроули формулируется так – «Любовь это закон, любовь под контролем воли». Воля означает у Кроули сакрализацию эротического действия, его перевод в сознательное и интенсивно духовное переживание. Кроули считает легитимными все виды полового акта, включая гомосексуализм, зоофилию, соития с духами, ангелами и демонами, суккубами и инкубами. Единственным условием является сакрализованность полового акта, вскрытие в нем внутреннего, трансцендентного, «звездного» измерения, т.е. вычленения из общей стихии экстатического переживания, экзистенциального накала основной метафизической истины манифестационизма – «Высшего Тождества», адвайто-ведантистской формулы «Атман есть Брахман». А раз «Атман есть Брахман», то любое соединение двух или нескольких существ в одно в «эротокоматозном» слиянии, есть ничто иное, как утверждение трансцендентального, сверхразумного единства всех вещей, как обнаружение чистой истины и разрушение космической иллюзии, коренящейся в «авидье», невежестве. … Безусловно, доктрины Кроули имеют довольно зловещий оттенок. Но в наше парадоксальное (и объективно эсхатологическое) время множество вещей перевернуто с ног на голову – проповедники добра на поверку оказываются чудовищными злодеями, выясняется, что радетели ортодоксии – злейшие еретики, а проповедники спасения лишь ведут к скорой и неминуемой гибели. В таких условиях «телемизм» представляет собой отрадное исключение. Если это учение, на самом деле, инспирировано или использовано контринициацией, то и в этом случае, оно имеет достоинство, заключающееся в откровенном изложении самых неприглядных и пугающих тезисов. Но нельзя исключить и ту возможность, что самое отталкивающее и подчеркивающее свою негативность, свой антиномизм и свою «злую» природу, окажется ближе к истине и поможет обрести правильные духовные ориентации. Известно, что благими помыслами выстлана дорога в ад. Не верно ли обратное – «злыми» помыслами не выстлана ли дорога в рай? В принципе это вполне соответствовало бы логике «пути левой руки», безусловным мастером которой был Алистер Кроули, называвший себя «Великим Зверем»». (Дугин А.Г. Учение Зверя // http://www.arcto.ru/article/384)
Кроме того, в данной статье «Учение Зверя» Дугин откровенно перевирает суть православного вероучения для того, чтобы «сблизить» православие с восточным язычеством: «Авраамическая семитская традиция основана на креационистском подходе, предполагающем в основе бытия радикальное различие между Творцом и Творением. На этом основана «монотеистическая этика». Более всего такая перспектива развита в иудаизме и христианстве. Это – законченный креационизм. Неавраамические традиции, и особенно ярко индоевропейские, утверждают, напротив, сущностное единство между Божеством и миром (человеком), между которыми различие лишь в степени или осознании «Высшего Тождества» (индуистская формула «Атман есть Брахман»). Это – манифестационизм. Здесь этика и метафизика резко отличается от авраамизма. В некотором смысле эти позиции полярны. … Манифестационисты считают, что правы те ангелы, которые отказались признавать верховенство Творца и свою тварную природу. Они победили, таким образом, «авидью», «невежество» и утвердили «Высшее Тождество», сущностное единство «Атмана и Брахмана». Креационисты, напротив, убеждены, что правы именно «скромные ангелы», признавшие свою «ничтожную природу» и бездонное превосходство Творца над тварью, их радикальное и неснимаемое различие. Ясно, что две эти позиции непримиримы. И наконец, православные христиане верят, что до конца не были правы ни те, ни другие. … Само христианство, на самом деле, было как раз преодолением строгого ветхозаветного креационизма, и это духовное и метафизическое качество сохранялось в течении всей истории православного богословия. Лишь католичеством были сделаны определенные отступления от подлинно христианской метафизики, а в протестантизме (особенно кальвинистского толка) антиметафизические тенденции и возврат к ветхозаветной картине мира достигли пика. Поэтому антикреационизм Кроули порожден спецификой такого развития христианской метафизики на Западе, которое привело ее к своей противоположности относительно истинного изначального христианства и его прямого наследия в лоне Восточной церкви. Кстати, те же истоки имеет и антихристианство Ницше, который выдвигал против христианской традиции такие аргументы, которые имели самое прямое отношение к протестантизму, но были совершенно невнятными и ни с чем не ассоциирующимся для православных, метафизическая традиция которых гораздо дальше от иудео-христианства Запада, чем от некоторых некреационистских сакральных форм Востока». (Дугин А.Г. Учение Зверя // http://www.arcto.ru/article/384)
Аркадий Малер так комментирует эту позицию: «Если есть какая-то утвердительная константа в дугинском учении, так это апология так называемого «манифестационизма», то есть идеи возникновения мира из божественного начала в противоположность авраамическому «креационизму», то есть идеи творения мира из ничего. «Манифестационизм» действительно можно назвать общим метафизическим знаменателем всех не-авраамических (собирательно: языческих) религий и в этом плане он может послужить идеальной концептуальной основой для анти-авраамического, анти-библейского фронта. Надо ли говорить о том, что идея творения мира свободной Божественной волей из ничего – это принципиальное положение всего мирового Христианства, относительно которого нет никаких противоречий ни у одной из христианских конфессий. Даже в двух других авраамических религиях – иудаизме и исламе, по этому вопросу нет абсолютного консенсуса, а в Христианстве есть. Однако А. Дугин в этом консенсусе не участвует – основной лейтмотив всех его метафизических текстов состоит в постоянной дискредитации авраамического креационизма и апологии неавраамического манифестационизма, и эта оппозиция простирается им на саму христианскую религию. Можно сказать, что для Дугина православная религия замечательна в той степени, в которой она соответствует манифестационизму и отрицает ветхозаветный, «иудейский» креационизм (отсюда интерес к каббале как прецеденту иудейского манифестационизма). Из этой оппозиции следует довольно много серьезных выводов, которые позволяют обвинить Дугина в реальном гностицизме, причем весьма радикального, маркионитского толка, отрицающего Ветхий Завет и понимающего христианство как революционную антитезу древнему иудейству. При этом, если христианство в целом понимается как антитеза авраамизму, то православие понимается как якобы манифестационистский полюс внутри самого христианства в противовес западному католицизму, который в дугинском богословии оказывается главным врагом». (Аркадий Малер. Не консервативная, не православная, не философия // http://www.russ.ru/pole/Ne-konservativnaya-ne-pravoslavnaya-ne-filosofiya)
Книга Дугина «Метафизика Благой Вести» (1996 г.) является собранием множества дугинских ересей. Так, например, Дугин там всерьез утверждает, что Генон дал «исчерпывающее описание» Святой Троицы: «Высшей категорией полноценной метафизики является «абсолют». В своей книге «Множество состояний существа» Рене Генон дает исчерпывающее описание этой реальности. Смысл исследования абсолюта у Генона сводится к следующему – Абсолют совпадает с бесконечностью или метафизическим Всем. … В метафизическом абсолюте явно наличествует Троица, причем поразительно, что ее качество может быть наилучшим образом охарактеризовано формулой «нераздельная и неслиянная», а также «единосущная». Эта Троица состоит из неутвержденного метафизического ноля (возможность непроявления, чистое небытие), утвержденного метафизического ноля (возможность проявления, чистое бытие) и интегрирующей истоковой инстанции утвержденного и неутвержденного одновременно метафизического ноля. Трудно избежать напрашивающегося отождествления этой метафизической Троицы, принадлежащей небытию, с апофатическим аспектом Триединого Бога у св. Дионисия Ареопагита». (Дугин А.Г. Метафизика Благой Вести // http://www.modernlib.ru/books/dugin_aleksandr/metafizika_blagoy_vesti/read/)
Совершенно поразительную хулу возводит Дугин в «Метафизике Благой Вести» на своего прародителя Адама: «В начале Адам является андрогином, но позже «жизнь» Адама приобретает самостоятельную персонификацию в виде его жены, Евы, имя которой и означает на древнееврейском «жизнь». Адам в своем архетипическом состоянии совечен творению, так же, как рай и ад, как небо и земля. Он не является индивидуумом, но есть синтез всех индивидуумов. Он не обладает отдельным телом, но есть синтез всех индивидуальных тел и физических предметов. … Адам сам поляризуется и актуализируется, облекаясь в «кожаные ризы» и покидая рай. Так появляются два Адама – райский и падший. Первый – принципиальный и вечный, второй – исторический и конкретный, Адам после грехопадения. И тот и другой не имеют никакой общей меры с тем, что мы привыкли называть «человеком» в общепринятом смысле, так как речь идет о двух универсальных состояниях существования». (Дугин А.Г. Метафизика Благой Вести // http://www.modernlib.ru/books/dugin_aleksandr/metafizika_blagoy_vesti/read/)
Кроме того, с православной точки зрения, уж совсем ни в какие ворота не лезет дугинское учение об ангелах, выраженное на страницах «Метафизики Благой Вести»: «Вернемся к теме «ангельского выбора». Креационистский подход в определении того, какие ангелы являются «злыми», а какие – «добрыми», противоположен подходу манифестационистскому. Следовательно, реализация измерения духовной свободы в проявленном имеет строго дуальную перспективу. Выбор осуществляется только из двух возможностей отношения твари к Творцу. Третье здесь заведомо исключается. Но христианство дает на этот вопрос именно «третий ответ». Для христиан не правы, в конечном счете, ни те ни другие: ни «павшие» ни «непавшие». … Можно сказать, что третий путь в метафизике берет что-то от обеих групп ангелов, не решая вечного «спора» ни в пользу ни одной из них. … Если «благие ангелы» Ветхого Завета утверждают невозможность манифестационизма, а «злые ангелы» некреационистских религий – необходимость манифестационизма, Богородица утверждает его возможность, но не необходимость, подтверждая тем самым относительную правоту и относительную неправоту и тех и других. … С точки зрения православной метафизики, проблема предвечного выбора ангелов из двоичной превращается в троичную; доктрины и иудеев, и эллинов обнаруживают свою фундаментальную недостаточность, а небесное дуальное противостояние «благого ангела» (часто символизируемого архангелом Михаилом) и «злого ангела» («денницы») снимается в Успении Богородицы, ставшей Третьим Ангелом, а на самом деле Первым и сделавшим единственно правильный выбор. Христианская традиция с неизбежностью осуществляет значительную трансформацию иудейской ангелологии, так как отныне христианские «благие ангелы» и их правда резко различаются с «благими ангелами» иудаизма, хотя не отождествляются при этом и со свитой «денницы» … Национальным ангелом Израиля был архангел Михаил, высший из ангелов, управляющий всеми ангельскими иерархиями, подобно тому, как Израиль был народом избранным, призванным править другими народами. Но вместе с Христом Израиль как ветхозаветная реальность, как община закона перестает существовать, поскольку рождается Новый Израиль, новый избранный народ – Христианская Церковь, община благодати, нация верных. Ветхий Израиль находится в отношении Нового в двояком положении. С одной стороны, апостолы и особенно апостол Павел (а вместе с ними все крестившиеся в воплощенного Бога евреи) вступают в новую эру, закладывают основу Церкви, утверждают столпы Православия. В них и через них осуществляется и обращение ангелов, признающих нетварную природу в Христе и добровольно переходящих под начало Богородицы, «честнейшей херувим и славнейшей воистину серафим». По аналогии с иудеями можно предположить, что нечто подобное произошло и в случае некоторых ангелов из свиты денницы – эти «павшие ангелы» как предводители языческих наций воцерковились в процессе крещения народов, также вступив под начало Царицы Небесной. … Но очевидно, что ангелы, управляющие иудейской общиной после прихода Христа, глубоко отличны в христианской перспективе от тех ангелов, которые предстояли Израилю до Христа. Это превращение происходит параллельно вхождению сатаны в Иуду Искариота: не приняв воплощенного Бога и Спасителя, более того, распяв Его, предав Его, осмеяв Его, подвергнув Его пыткам и позорной (с их точки зрения) казни, иудеи впустили в себя дьявола, который прочно обосновался на месте архангела Михаила, узурпировав его функции. … Таким образом, земля обетованная становится «землей крови», сыны Авраамовы – «сынами дьявола», а предстоящий евреям архангел, повторяя траекторию денницы, «низвергается» в бездну. … Можно сказать, что параллельно дуальной иерархии двух ангельских воинств всегда существовала третья, тайная иерархия – войско Царицы Небесной или, в иных терминах, «ангелы по чину Мельхиседекову». В этой же перспективе следует понимать и контринициатическую трансформацию ангела Израиля, отображенную в страшной судьбе Иуды Искариотского. Ангел Израиля, естественно, не мог превратиться из «благого в злого» в ходе земной истории, так как на небесах вся история существует одновременно и сразу, начиная от первомгновения творения. Следовательно, «благой ангел» Израиля изначально не был таким уже однозначно «благим», как это может показаться на первый взгляд. Креационистский выбор этого ангела, с одной стороны, мог служить выражением глубинного смирения, догадки о кенотической ориентации самого абсолюта и подражания этой ориентации (в этом случае «благой ангел» изначально находился на стороне Царицы Небесной), но мог быть и «сатаной» в этимологическом смысле этого слова, непреодолимой преградой, произвольно поставленной между Творцом и творением. Это – темный аспект архангела Михаила, который иногда именуется Самаилом, «князем мира сего». Воплощение Сына Божьего на уровне вечном (ангелическом) и земном (историческом) уже потенциально осуществляет таинство Страшного Суда и отделяет козлищ от овнов: темный аспект Михаила, ангела Израиля, отсекается от его светлого аспекта». (Дугин А.Г. Метафизика Благой Вести // http://www.modernlib.ru/books/dugin_aleksandr/metafizika_blagoy_vesti/read/)
Примечательно то, что Дугин, написавший столь изощренную хулу на архангела Михаила, молится теперь в единоверческом храме, именующемся в честь этого архангела …
В дополнение к вышеприведенному – цитата из дугинской работы «Пространство и бытие»: «Каин невиновен, он исполнял долг — кровь за кровь, кто раз пустил ее у невинной твари, тот ответит сполна. Гуманней приносить в жертву людей, чем зверей. По меньшей мере, человек обязательно в чем-то виновен, а зверь?». (Дугин А.Г. Пространство и бытие // http://konservatizm.org/konservatizm/books/130909012008.xhtml) Как говорится, без комментариев ... В этом человеконенавистничестском контексте неудивительно восхваление дугинистами опричнины, уничтожившей святого митрополита Филиппа ... и столь же неудивительно появление на сайте Евразийского Союза Молодежи следующей новости: «Магнитогорские национал-большевики, устав от шампанского и салатов Оливье, решили отметить Новый Год, обратившись к Традиции. Было принято решение воссоздать древний праздник Карачун-Коляда, проводящийся в день зимнего солнцестояние, который считался днем наступления нового года, нового жизненного цикла в Русской Традиции. Обрядившись в «личины» (самодельные маски, призванные отгонять злых духов), национал-большевики принесли козу в жертву злому языческому богу Карачуну. Функция Карачуна – вредительская, он был виновником множества пакостей и напастей. В частности, именно Карачун считался виновником падежа скота. Поэтому, заканчивая годовой цикл, Карачуну приносилась жертва как предложение забрать скот взамен на прекращение пакостей. Стоит отметить, что накануне исполнения магнитогорцами Древнего Обряда, Карачун забрал еще одну «скотину» – умер Егор Гайдар. Вскоре и вовсе начался «массовый падеж скота», в следующие несколько недель умерло несколько известных личностей (таких, например, как Трахтенберг, Шандыбин, Турчинский). Остается надеяться, что Карачун доволен количеством забранного у людей скота и 2010 пройдет благополучно». (http://www.rossia3.ru/quotes/all/5690)
Несомненно, дугинизм является духовной угрозой для подлинного православия. Он (в отличие, скажем, от светской и научной по своему характеру марксистской философии) не признает сегодня никакой светскости и научности, для него вся духовная культура – вероисповедна, а дугинистское вероисповедание с православной точки зрения нельзя назвать иначе, чем еретическим. Но дугинизм также является идейно-политической угрозой для нашей страны.

Дугинизм против древлеправославия. Часть 5. Дугинизм как угроза для России

Для чего неоевразийству потребовалась фиктивная «Традиция»? Для того, чтобы проповедовать контрмодерн. Для того, чтобы бороться с современным обществом как таковым, пытаясь вернуть его в архаичное состояние. «Катехизис члена Евразийского Союза Молодежи» провозглашает: «Прошлое учит нас тому, как надо жить – без парламентов, телевизоров, «прав человека», электронной плесени городов. Прошлое реально, настоящее виртуально. … Современность во всем и всегда ошибается. Но мы-то живем сегодня, в мире без Традиции, наступившем после конца Традиции, и следовательно, у нас только один выход – поднять восстание против современности, воссоздать древнее и вечное. И пусть содрогнутся насекомые настоящего!». (Катехизис члена Евразийского Союза Молодежи // http://www.rossia3.ru/katehizis.html) (Кстати, среди прав человека, ненавидимых дугинистами, имеется право на жизнь. Есть еще право на свободу совести, на свободу слова и многие другие права – которых были лишены православные староверы в империи Романовых. Это так, заметка на полях ...).
Сам Дугин провозглашает себя в качестве контрмодерниста следующим образом: «Изначально мое мировоззрение складывалось в начале 80-х годов на основе традиционализма. Это философское направление настаивает на том, что: современный мир является аномалией; Новое время и его культура, наука и философия представляют собой девиацию в отношении сакральных традиций и религий, и, следовательно, полнота истины обретается в сфере древних мифов и религиозных верований, которые напрямую обращались к вечному и неизменному Началу. ... Традиционализм оказал на меня решающее воздействие, и я сохраняю верность этим базовым установкам – в первую очередь, убежденность в правоте духовных традиций и в ошибочности философий Нового времени – до сего дня». (Дугин А.Г. О моем отношении к религии (вынужденные пояснения) // http://www.sorokinfond.ru/index.php?id=1003)
Кризис Модерна Дугин предлагает не преодолевать, восходя к более сложному состоянию Сверхмодерна, а просто ликвидировать вместе с самим Модерном, откатившись далеко назад: «Конец истории мог бы теоретически быть и иным: «планетарный Райх» (в случае победы нацистов), «мировой коммунизм» (если бы оказались правы коммунисты). Но «конец истории» оказался именно либеральным (о чем одним из первых догадался философ А. Кожев, а затем его идеи воспроизвел Ф. Фукуяма). Но раз так, то любые апелляции к модерну и его предпосылкам, к чему в той или иной степени апеллировали представители второй (в большей мере) и третьей политических теорий, утрачивают свою релевантность. Битву за модерн они проиграли (ее выиграли либералы). Поэтому тема модерна (как, впрочем, и модернизации) может быть снята с повестки дня. ... Освобождаясь от необходимости подстраивать теологию под рационализм модерна, носители четвертой политической теории могут вполне пренебречь теми богословскими и догматическими элементами, которые в монотеистических обществах (особенно на поздних этапах) были затронуты рационализмом, что, впрочем, и привело к появлению на развалинах христианской культуры Европы вначале деизма, а потом атеизма и материализма в ходе поэтапного развертывания программы Нового времени. Не только высшие сверхразумные символы Веры могут снова быть взяты на щит, но и те иррациональные моменты культов, обрядов и легенд, которые смущали богословов на прежних этапах. Если мы отбрасываем прогресс как идею, свойственную эпохе модерна (а она, как мы видим, закончилась), то все древнее обретает для нас ценность и убедительность уже потому, что оно древнее. Древнее – значит, хорошее. И чем древнее, тем лучше». (Дугин А.Г. Четвертая политическая теория // http://www.profile.ru/items_27773) Таким образом, любая языческая дурь Вавилона или Египта (а лучше – совсем уж диких племен далекого прошлого) хороша для Дугина тем, что она – древняя. Более того, по Дугину, мы даже не имеем права оценивать ее как дурь. (Здесь контрмодерн идет с постмодерном в одной связке). Но христианин, напротив, верует в будущее, существующее помимо ада, хаоса и смерти, торжествующее над адом, хаосом и смертью: «Чаю воскресения мертвым. И жизни БУДУЩАГО века». Христианское упование в его темпоральном аспекте – упование прежде всего на будущее. Таким образом, христианство несовместимо с «традиционализмом». Прошлое как таковое не священно. Православие священно.
Борис Режабек: «Проповедуя идеи «консервативной революции», Дугин написал и издал в своём издательстве «Арктогея» («Арктогея» – это мифическая страна «Полярного Рая», которую нафантазировал один из гитлеровских историков, Герман Вирт), целую серию книг. В них он демонстрирует, что главная черта Консервативной Революции – это ненависть к научной мысли и разуму и мечта о возврате к временам, когда сакральность власти никто не смел подвергать сомнению, а категории Раб и Господин имели абсолютное значение. … Непонимание природы и ценности науки и страх перед ней – вот основа мировоззрения Дугина». (Режабек Борис. Мерзлая земля евразийца Дугина // http://www.lebed.com/2001/art2744.htm)
Действительно, неоевразийцы проявляют заметную агрессивность по отношению к науке и по отношению к светской культуре вообще. В публикации с красноречивым названием «Александр Дугин – настоящий постмодерн!» Дугин заявляет следующее: «Я считаю, что наука – основополагающая черта модерна. Постмодерн – конец модерна, значит конец науки. Мы говорим с Вами в эпоху постмодерна. О какой науке может идти речь?», а также провозглашает: «Рационализм иррационален в своей сути, его строгость соблюдается только в промежуточной методологической сфере. Все исходные предпосылки мышления, а равно как и окончательные выводы рационального процесса безумны и нерациональны». (Александр Дугин – настоящий постмодерн! // http://www.arctogaia.com/public/postmodern.html) И еще один типично постмодернистский манифест Дугина: «Человек говорит «я так думаю», не подозревая, что речь идет о случайном перекрещивании заведомо внедренных в его сознание кодовых таблиц, действующих по строгой логике одной или нескольких операционных систем. Никаким «я» и, строго говоря, никаким «думаю» здесь и не пахнет». (Дугин А.Г. Философия традиционализма // http://www.arcto.ru/article/112) И отсюда проистекает дугинский идеал русского человека: «Чем глупее, тем лучше, если речь идет о русском человеке, настоящем русском, у которого нет помыслов вообще, который невинен в этом отношении, ведь когда помыслы возникают, с ними приходит, возникает соблазн». (Дугин А. Археомодерн // http://www.arcto.ru/article/1474) «Катехизис члена Евразийского Союза Молодежи» тоже поет гимн иррационализму: «Все в Традиции прекрасно. Особенно то, что неразумно, непонятно, необоснованно, что превышает мелкий плешивый разум». (Катехизис члена Евразийского Союза Молодежи // http://www.rossia3.ru/katehizis.html)
Для чего русскому человеку не думать? Чтобы не развиваться, не прогрессировать! Ибо разум – непременное условие общественного развития. И потому противники развития в первую очередь атакуют разум. (См.: Кургинян С.Е. Исав и Иаков. Т.1 М. 2009 Часть 6. Глава 8) Для чего еще русскому человеку не думать? Чтобы не задавать Дугину неудобных вопросов, попав в сети его организации, обладающей некоторыми признаками деструктивной секты. Например, «Катехизис члена Евразийского Союза Молодежи» прямо-таки по-сектантски промывает мозги потенциальному молодому дугинисту: «Все, что тебя окружает, мираж, подвох и подделка. Плюй на это, повернись спиной и ищи пути к нам». (Катехизис члена Евразийского Союза Молодежи // http://www.rossia3.ru/katehizis.html) Девушка, случайно столкнувшаяся с членами ЕСМ, отмечает: «Поведение евразийцев оказалось очень манипулятивным, имеющим целью завлечь в свои ряды неофитов. Причем поведение очень напомнило поведение адептов мунизма в эпоху становления этой секты». (http://nor-man-volk.livejournal.com/334699.html) (Впрочем, в одном списке с мунистами дугинисты уже оказывались – в вышеупомянутом справочнике миссионерского отдела РПЦ МП). Зачем еще русскому человеку не думать? Затем, что думать за него будет фюрер …
Вот три независимых друг от друга характеристики дугинской идеологии. О. Максим Козлов (РПЦ МП): «Псевдоевразийство типологически совпадает с теми направлениями и движениями, которые получили в итоге в Италии название фашизма, а в Германии – название национал-социализма». (http://www.st-tatiana.ru/text/34404.html) Один из давних знакомых и приятелей Дугина: «Это все для дела – установление в России фашистского режима правления во главе с Фюрером (которым м.б. и сам А.Д. хочет быть, или его ставленник). Это я не из публичных статей, а из личного общения». (http://drevlepravoslavie.forum24.ru/?1-20-0-00002840-000-10001-0) Анонимный публицист: «Евразийство Дугина представляет собой обыкновенный фашизм, которым он сильно увлекается и был еще в советские времена одним из лидеров «Черного ордена SS», в который входил и еще один «традиционалист» Гейдар Джемаль. … Дугин изобрел сложно структурированный комплекс демагогии, оправдывающий узурпацию политической власти небольшой группой людей, подавление инакомыслия, превалирование государства в экономике, насаждение государственной идеологии. Т.е. стандартный набор определений фашистского государства, но под новым евразийским соусом. Определенной части российского общества очень хочется перейти от авторитарного государства к тоталитарному. Одним из идеологических соображений, другим из меркантильных – когда ты не просто воруешь сколько хочешь и вывозишь добро на Запад, но и при этом никто и слова против сказать не смеет, а если смеет, то сидит и умирает в тюрьме». (Обыкновенное евразийство // http://rosgreat.org/?p=12178)
Это правдивые обвинения или поклеп? Я не стану окончательно и стопроцентно относить дугинизм к разряду фашистских идеологий, но отчетливые параллели между дугинизмом и фашизмом, действительно, существуют: культ насилия и господства, ненависть к парламентской демократии и правам человека, апология неравенства, стремление к замене науки мифологией. И еще одна важная параллель – склонность к милитаризму. Вот, зацените: «Газовый скандал России и Украины существенно повысил актуальность альтернативного проекта газовой магистрали Nabucco, которая должна пойти в обход двух стран. Особый интерес к ней проявили восточноевропейские страны, больше всего пострадавшие от остановки Киевом транзита российского газа. Среди них Болгария, Румыния и другие. Политическую поддержку проекту обещали оказать и США. Журнал «Коммерсант Власть» делает предположение, что российское правительство во главе с Владимиром Путиным попытается сорвать строительство Nabucco. При этом отмечается, что этому может способствовать новая волна конфликта в Нагорном Карабахе. Руководитель Центра консервативных исследований философ Александр Дугин в интервью порталу «Евразия» заявил, что срыв строительства альтернативного газового проекта необходимо осуществить любой ценой: «Я думаю, что проект Nabucco надо сорвать любой ценой, потому что речь идет о геополитике газа. Если для этого понадобится инициировать военный конфликт, надо это делать. Потому что в геополитике все средства хороши» – считает Дугин». (http://evrazia.org/news/7025) Здесь уже не «Традиция» превыше всего – здесь превыше всего «Газпром»!
И, наконец, у русского человека есть еще одна – самая главная – причина не думать. Она заключается в том, что думать за него должен американец. Да, да – Дугин, понимая это или нет, но действует по классической схеме «держи вора!». На месте американских властей я бы давно уже наградил «ярого антиамериканиста» Дугина Золотой медалью Конгресса США. Ибо заслужил. Ведь Дугин проповедует отказ от разума и прогресса не американцам, и даже не китайцам, а русским! Борис Режабек: «Дугин драпируется в костюм защитника России от происков атлантистов и всяческих сил мирового заговора, его тексты и идеи, если их принимать всерьёз, способствуют окончательному уничтожению способности людей здраво мыслить и тем самым ведут к разрушению России». (Режабек Борис. Мерзлая земля евразийца Дугина // http://www.lebed.com/2001/art2744.htm) Один из комментаторов так отозвался о дугинской статье «Четвертая политическая теория»: «В приведенном материале нет практически никакой науки. А это значит, что вряд ли сможет автор объяснить все, что произошло в обществе России за последние 80 лет истории. … Что касается Хайдеггера, то у него нет вообще таких знаний, с помощью которых можно было бы объяснить все, что произошло в обществе России за последние 80 лет истории, не говоря уже вывести страну на дорогу прогресса и процветания». (Дугин А. Четвертая политическая теория // http://www.profile.ru/items_27773) И еще одна сентенция: «Философский тупик возникает у евразийцев, когда появляются вопросы о практических последствиях реализации их планов. Ведь вместе с западной цивилизацией Дугин категорически отвергает и модернизацию во всех ее аспектах. И как тогда в изолированном от остального мира немодернизированном, тоталитарном, клерикальном государстве могут развиваться на современном уровне наука и техника, чем будем противостоять проклятому Западу? Шапками закидаем? Как заставить ученого, врача, инженера, писателя мирового уровня жить и эффективно работать в стране, где нет свободы слова, информации, передвижения? Опустим железный занавес? Какова будет дееспособность такого государства в современном мире и не перестанет ли оно в очень короткое время быть «субъектом истории»? Может ли идеология, навязанная народу обманом и насилием, стать хорошей основой для построения светлого будущего?». (Обыкновенное евразийство // http://rosgreat.org/?p=12178) Вся неоевразийская программа, по сути, сводится к тому, что пусть американцы с их «проклятым» разумом развивают науку и технику, получают Нобелевские премии, повышают производительность своего труда и уровень своей военной мощи, а русские при этом должны главным образом молиться (например, Карачуну), всё более становясь похожими на папуасов. Дугинизм – это программа убийства любой русской конкурентноспособности на мировой арене. А в конечном счете – это программа исчезновения русского народа и русской культуры. И здесь я не могу не процитировать С.Е.Кургиняна: «Твоя стратегия – на то и твоя, чтобы противник имел о ней неверное представление. Вот тогда-то и используются наиболее сложные семантические прикрытия. Понятия искажаются. Создаются ложные понятия. Такие искажения и имитации – часть интеллектуальной войны. А как иначе-то? Никто не станет обнажать перед противником ядро собственной стратегии. И наоборот, все будут пытаться добраться до ядра чужой стратегии и посеять там семена деструкции, внедрить враждебный стратегический вирус». (Сергей Кургинян. Медведев и развитие-4 (продолжение) // Завтра. № 15. 09.04.2008) Одним из таких «стратегических вирусов», призванных уничтожать конкурентов Запада, и стали мифические представления о «Традиции». Кто такой Генон? Француз и масон. Генонизм, при всём своем внешнем антизападничестве – это коварное оружие западной культуры и западного мышления, которым Дугин сегодня пытается угробить яркий и самобытный русский интеллект. (Помимо генонизма, Дугин собрал в неоевразийстве богатую коллекцию прочих отбросов западной философии и западной мифологии, вполне годных для превращения русской культуры в интеллектуальную помойку).
Таким образом, любой русский интеллектуал, любой русский патриот должен сказать дугинизму свое решительное «нет!».

Немного личного. О постмодернизме

К.М.Товбин в своем опусе о "пострелигии" записал меня в постмодернисты, приписав мне "коллажирование" традиционализма и Модерна. Так вот, постмодернистом я ни в малейшей степени не являюсь. Постмодернизм мне отвратителен. Я - человек Модерна, пытающийся преодолеть кризис Модерна с помощью исправления его ошибок и поиска новых путей его развития. Традиционализм отнюдь не является предметом моих духовных устремлений. Я - старообрядец не потому, что это традиционно, а потому, что это православно. А если кто-то (например, Товбин) не понимает, как в моем мировоззрении уживаются видимые противоречия, то я напомню, что являюсь диалектиком. Благодаря диалектике, мое мировоззрение не разорвано, а глубоко едино, видимые противоречия в нем сняты. Разумеется, диалектика может снимать не всякие противоречия, но я не путаю ни материализм с идеализмом, ни Христа с Велиаром. И этого достаточно. Если обвинения меня в "коллажировании" этим не сняты - читайте мою заметку о благочестивом материализме и богомерзком идеализме, ссылка на которую имеется на заглавной странице этого блога.

И вновь продолжается бой!

Оригинал взят у amfora в И вновь продолжается бой!
Выборы в Донецке прошли. Международные наблюдатели уехали. Обстрелы возобновились с новой силой.

Ничего не закончено. И даже не заканчивается. Все только начинается.

Главные бои - впереди!

Донбасс сам по себе - не такой ценный регион, из-за которого в США и Европе стали бы закрывать глаза на незаконную войну, нарушения международных конвенций, вопиющие нарушения прав человека и на радикальный национализм с элементами фашизма на европейском континенте.

Если бы Европа и США хотели мира, ни одна пушка на юго-востоке Украины не стреляла бы. Киев не посмел бы без одобрения западных покровителей посылать войска. А если бы посмел - случился бы очередной госперепорот и вопрос был бы закрыт.

Эта война нужна Западу. Но не как война с Донбассом - этот регион сам по себе не представляет собой такой большой ценности для сильных мира сего.

Конфликт на юго-востоке Украины - это элемент Третьей мировой войны.

Collapse )