May 26th, 2015

Галина Чудинова. Вся правда о войне на Донбассе

Сборник прозы “Я дрался в Новороссии”, вышедший в апреле 2015-го года в московском издательстве “Яуза”, вызывает у читателей чувства боли, праведного гнева, сострадания, сопереживания за кровавую войну на Донбассе. Издан он был по инициативе Союза писателей Луганской Народной Республики, Союза писателей России, сайта современной военной литературы okopka.ru. Инициаторами создания книги стали Глеб Бобров и Фёдор Березин.
Так уж повелось в истории, что первыми правду о народных трагедиях говорят писатели. О Вёшенском восстании 1919-го года, вызванном стремлением Л.Троцкого полностью уничтожить казачество, читатели впервые узнали из романа М.Шолохова “Тихий Дон”. Во времена Великой Отечественной войны поэты, писатели и публицисты посылали свои очерки и репортажи с переднего края обороны. В книге “Я дрался в Новороссии” эту традицию продолжили “Пять этюдов о войне” военного корреспондента Дмитрия Стешина, воссоздавшего наиболее памятные эпизоды обороны Славянска. Вышедший сборник – первое объективное и яркое свидетельство о нечеловеческих страданиях, выпавших на долю жителей двух самопровозглашённых республик, о их несломленном духе, о героизме их защитников, о воле к победе.
Панорамный охват событий – от начала мая до конца 2014-го года – отличительная черта этой книги. Нехватка оружия, боеприпасов, горючего в первые недели и месяцы войны побуждала ополченцев пускаться на всевозможные хитрости, дабы приобрести у противника установку “Град” за немалые деньги, либо обменять оружие на пленных. Таковы рассказы, автором которых является Ал Алустон. Его “Честные люди”, “Невольничий рынок”, “Герои по сходной цене” – это синтез юмора горькой иронии и сатиры: “Вершиной фотобизнеса стала заявка одного их хунтят на подбитый танк ополчения” – ради возможности баллотироваться на выборах в Раду. Наградой стала исправная “Рапира”.
Лейтмотивом новеллы Николая Иванова “Засечная черта” и рассказа Владимира Казмина “И сердце разрывается болью…” стала почти осязаемая боль, пережитая беженцами в Россию, да осмысление предыстории трагических событий 2014-го года: госпереворота на Украине и того, что предшествовало ему. “В Россию текла боль…она вместе со всеми мечтала лишь об одном – побыстрее увидеть засечную черту. С пограничными вышками. С русскими солдатами на них. Там, за их спинами, за их оружием и могли прекратиться все мучения”.
Трактовка событий глазами врагов – один из ярких приёмов в художественной литературе. Этот приём лёг в основу рассказа-интервью Фёдора Березина “Самый надёжный бизнес”, где пани Тома берёт интервью у некого пана Андрия, основателя новой отрасли – корпорации по охране резерваций для “организмов”. Как только не называли украинские каратели восставших против их ига жителей Донбасса: “террористы”, “сепаратисты”, “колорады”, “ватники”, а теперь – “организмы”, подлежащие поэтапному уничтожению. Себя они относили к сверхчеловекам, “киборгам”, которым позволено всё.
В рассказах, новеллах и очерках сборника дано множество примеров страшных преступлений карателей. Один из них приведён в очерке Глеба Боброва “Тонкая прозрачная линия”: “В Краснодонской больнице свыше двух месяцев лечили мужчину, серьезно повредившегося рассудком в период временной летней оккупации. Причина проста: в подвале, где они прятались от непрерывных обстрелов, вместе с ними отсиживались “айдаровцы”. Попеременно они насиловали жену и тещу связанного и забитого в угол мужика. У него на глазах – насиловали”. В рассказе Сергея Прасолова “Воробей” емкими художественными деталями даны портрет и судьба его героя – молодого парнишки, пришедшего в ополчение и попавшего в плен: “Меня не убили – забили”.
Шедевром сборника стал рассказ Михаила Надеждина “Могильщик”, где происходит взаимодействие двух параллельно развивающихся сюжетных линий. Природная линия задаёт особый тон повествованию, а социально-психологическая связана с событиями, происходящими в захваченном карателями шахтёрском посёлке близ Горловки. Старого шахтёра деда Василия поздним вечером укрофашисты вывели из дома и заставили рыть большую яму в  укромном месте, куда вскоре привезли и  выбросили из фургона груз: “Дальнейшее повергло деда Василия в оцепенение. Глазам открылась страшная картина: перед ним лежали мёртвые тела. Их руки были туго скручены за спиной у кого скотчем, у кого проволокой. Также были обездвижены и ноги. Лица у большей части тех, кого успел увидеть старик, были сплошным кровавым месивом: разорванные ноздри и губы, вывороченные конечности, чернеющие запёкшиеся раны с висящими кусками кожи. У одного из тел, лежавшего совсем без одежды, сквозь пробитую грудь торчало сломанное ребро. Ниже лежал ещё кто-то с обожжёнными ногами без ногтей.
      Тела и лица этих несчастных были так изуродованы, что вряд ли кого-то из них можно было бы узнать. И всё же по их телосложению, по остаткам изорванной одежды можно было понять, что убитые большей частью были молодые девушки и ребята”. Борьба природных сил – свирепого ветра и очистительной грозы – создаёт эмоциональный настрой. Благодаря этой борьбе возникает особый эстетический эффект, философское противостояние добра и зла. Образ старого шахтёра под пером М.Надеждина приобрёл эпический смысл: острой лопатой он убивает двух садистов-карателей и душит руками третьего, достойно встретив собственную смерть от пуль врагов и став могильщиком не только жертв карателей, но и привнесённого на его землю сатанинского зла. Антитеза поведения людей и нелюдей – художественная доминанта книги.
Ряд рассказов построен на приёме метаморфозы, превращения. Под воздействием тлетворной украинской пропаганды Вася Головко становится фашистом в хронике нового времени Владимира Казмина, а школьник Пашка, герой рассказа Андрея Кокоулина, напротив, после экскурсии на Донбасс и просмотра фильма о преступлениях нацгвардейцев решительно заявляет матери, что не намерен быть фашистом. Прозе А. Кокоулина присуща художественная условность, таков замечательный рассказ “Лекарь” об исцелении молодой женщины Марины от пережитого ею кошмара.
Женская проза представлена в сборнике интересными рассказами Варвары Мелеховой, Ларисы Мосенко, Юлии Сергеевой. Лейтмотивом их стала надежда и твёрдая вера в лучшую жизнь, невзирая на весь дым и пламень Донбасса. Лирической героине “Донецкого письма” Юлии Сергеевой принадлежат проникновенные слова: “Благодаря этой войне я снова могу гордиться своей страной”.
В послесловии к сборнику редактор сайта okopka.ru Владимир Олейник высказал глубокую и верную мысль: “Не случайно человек, его образ в военной литературе наполнен глубочайшим экзистенциальным смыслом”. И это, действительно, так, ибо в условиях войны человек постоянно пребывает в пограничной ситуации между жизнью и смертью, постоянно делает свой выбор. Один из основателей экзистенциализма француз Жан-Поль Сартр говорил, что выбор свободен, но последствия его несвободны. Свой свободный выбор сделал погибший в июле под Славянском ополченец в рассказе Ивана Донецкого “Мама, если не я, то кто?”. Сделали его военные медработники – герои очерка Георгия Савицкого “Красный крест на бронежилете” да и многие другие герои этой книги.
Не все произведения книги равнозначны в художественном отношении, но все они впечатляют читателей суровой правдой войны. Православная составляющая сборника могла бы быть значительно глубже и полней, ибо война – это испытание человеческого духа, устремлённого к высшей, Божественной правде. В этом плане очень значим рассказ Виталия Даренского “Счастливые дни”, созданный в полемике с “Окаянными днями” Ивана Бунина: “ОНИ, глупые и обманутые, нанятые Западом, чтобы уничтожить нас, нашу Православную Русь, последнюю твердыню и надежду человечества! Оттуда на нас наступает сам Антихрист, которому служит Запад. Он скоро придет, если они победят. Но они не победят, мы победим”.
Война на Донбассе названа авторами сборника гражданской, но правильнее было бы назвать её народно-освободительной – в этом пафос счастливых дней освобождения от ненавистной народу идеологии и практики украинского фашизма. И, хотя противоборствующие стороны говорят, в основном, на русском языке, для одних он прочно связан с православной религией, русской историей, духовностью и культурой, а другие участники и инициаторы войны являются лишь русскоговорящими, тяготеющими к Западу. Не зря утверждал Христос, что где сокровища ваши, там будет и сердце ваше.
Книга “Я дрался в Новороссии” должна стать достоянием самого широкого круга читателей, необходимы переводы её на иностранные языки, дабы граждане всего мира смогли понять и по достоинству оценить подвиг дончан и луганчан. Для русских и коренных жителей России книга эта имеет особый смысл, коль скоро своей кровью защитники Донбасса остановили поход украинских фашистов на Крым, начало крупномасштабной войны. Донбасс, по словам В.Даренского, стал крайним рубежом, где решается судьба человечества, и наш прямой долг помочь ему выстоять и восторжествовать над врагом, как было это в дни Великой Отечественной войны. Хочется поблагодарить всех авторов этой нужной, памятной и замечательной книги.

Сборник - здесь: http://pdf.rulit.me/GlebLeonidovichBobrov_YadralsyavNovorossii!_RuLit_Me_387004.pdf
promo yuri_loskutov october 28, 2030 23:48
Buy for 20 tokens
Кандидат философских наук, доцент Пермского государственного национального исследовательского университета. Христианин Русской Православной старообрядческой Церкви. Сторонник Пиратской партии. Важные записи: Обо мне: Промысел Божий Профессиональное Профессиональное - 2 3 октября 1993-го…