October 4th, 2015

Кургинянские хитропланщики и категорический императив Канта. А также немного о пролетарской культуре

Моя дискуссия с воронежскими кургинянцами заиграла новыми красками: http://evizatanet.livejournal.com/169432.html?thread=465368#t465368
И еще: http://evizatanet.livejournal.com/169432.html?thread=471512#t471512
Напомню: 1.) «... поступай только согласно такой максиме, руководствуясь которой ты в то же время можешь пожелать, чтобы она стала всеобщим законом» и 2.) «... поступай так, чтобы ты всегда относился к человечеству и в своем лице, и в лице всякого другого также как к цели и никогда не относился бы к нему только как к средству». (Иммануил Кант. "Критика практического разума"). В марксизме эти принципы не отвергаются, но, напротив, серьезно конкретизируются (например, в виде отрицания эксплуатации труда). В то же время все "хитропланщики", как один, грубо попирают категорический императив. А это не отвлеченный вопрос - за ним стоят судьбы миллионов ...
promo yuri_loskutov october 28, 2030 23:48
Buy for 20 tokens
Кандидат философских наук, доцент Пермского государственного национального исследовательского университета. Христианин Русской Православной старообрядческой Церкви. Сторонник Пиратской партии. Важные записи: Обо мне: Промысел Божий Профессиональное Профессиональное - 2 3 октября 1993-го…

Демографическая цена правления либералов в России

Оригинал взят у burckina_faso в Демографическая цена правления либералов в России
Ни для кого сейчас не секрет, что Россия и все страны бывшего СССР и соцлагеря понесли огромные демографические потери от последствий распада СССР и смены политического строя. Недавно я подсчитал масштаб потерь по мотивам недавних слов Путина о якобы деградации, которую нес СССР другим странам, навязывая им свою модель развития. Оказалось, что это не СССР принес странам Восточной Европы деградацию, а США. Теперь аналогичные подсчеты я сделаю отдельно для России.

Для начала предлагаю договориться о терминах:
Collapse )

Октябрь 1993-го – Послесловие

Оригинал взят у lytkin_pavel в Октябрь 1993-го – Послесловие


Кровавые события октября 1993 года имели двойное дно. Мы, рядовые участники тогда многого не знали. И сейчас осталось много пятен, но кое-что всё, же всплывает, как мазут из танков затонувшего корабля. Двадцатая годовщина подходящий повод, чтобы рассказать о том, что стало известно позднее.

Collapse )

Справедливости ради

Заканчивая стихийно возникшую серию публикаций о "Сути времени", отмечу, что всё же есть один честный проект "СВ", пока что не подвергшийся воздействию буржуазного политического лукавства - Родительское Всероссийское Сопротивление (http://r-v-s.su/). Долго ли он еще продержится на должном уровне? Вот вопрос.

Галина Чудинова. Духовные основы войны на Донбассе

Нельзя не удивляться Божьему промыслу, что помогает осуществлению человеческих стремлений. Желание вновь попасть на Донбасс и, особенно, в Луганск, где с марта 1988-го по июнь 1995-го года проработала я доцентом кафедры литературы Луганского пединститута, преследовало меня с самого начала народно-освободительной войны. Вместе с пермскими писателями я посылала деньги на помощь Новороссии, писала статьи о необходимости признания Донецкой и Луганской республик, а, главное, молилась о спасении их каждое утро и каждый вечер.
Духовные основы этой страшной, кровопролитной войны были понятны мне с самого её начала. Никогда не станут православные, воцерковлённые люди, как и представители других традиционных религий, заживо сжигать тех, кто мыслит иначе, как было это в Доме профсоюзов в Одессе, не станут бросать армию против мирного населения, применять фосфорные и кассетные бомбы, не станут зверски пытать захваченных в плен ополченцев, ибо каждому, кто совершал эти преступления, в трёх поколениях придётся ответить перед Богом. Мир сатанинский, бесовский, руководимый безбожной Америкой, сошёлся в этой войне в непримиримой схватке с православным миром.
Промыслительным было моё знакомство с активистами Пермского общественного гуманитарного комитета на мартовской встрече в Перми с Игорем Стрелковым. Дальше всё пошло по намеченному руслу: сбор помощи для Луганщины в моём родном посёлке Юго-Камске, общение с председателем комитета Сергеем Мищенко и, наконец, долгожданный выезд на Донбасс, состоявшийся двадцать седьмого августа сего года. Выезду предшествовал небольшой митинг, на котором выступили все, кто собирал эту партию гуманитарного груза: представители мусульманского духовенства, активисты Свердловского района Перми, Нытвенского и Верещагинского районов края, пермского краевого отделения КПРФ. Позже нас напутствовал глава Перми Игорь Сапко, так что выезд затянулся на три с половиной часа.
И вот мы двинулись в дальний путь. Впереди следовали две “Газели”, на бортах – плакаты “Сбор гуманитарной помощи для детей Новороссии к новому учебному году от Пермского края”. Доставку груза осуществила частная фирма “Урал – крепёж”, руководитель которой Алексей Оборин вместе с работниками фирмы Владимиром Плотниковым, братьями Александром и Вячеславом Лунеговыми впервые отправились на Донбасс, стремясь прежде всего помочь детям. За “Газелями” шёл микроавтобус “Соболь”. Опытные его водители Эдуард Кулёв и Александр Попов ранее уже побывали в городе Красный Луч на Луганщине, с администрацией которого у пермяков был заключён долгосрочный договор на доставку гуманитарных грузов.
Пассажирами “Соболя” были четыре человека. Самый младший из нас Сергей Ш. родился в 1991-м году в городе Кировске тогда ещё Луганской области, после окончания школы учился в техникуме на железнодорожника, но учёбу его прервала война. Сергей пошёл в ополчение ЛНР, был в разведке. Мне трудно было поверить, что этот невысокий, хрупкий на вид, похожий на подростка юноша стал участником многих боёв, а за его плечами – суровая жизненная школа. Побывав в Перми по приглашению гуманитарного комитета, Сергей возвращался домой. Второй пассажир Александр Григоренко, как и многие добровольцы из Пермского края, восемь месяцев воевал, защищая Луганск в районе Каменного Брода. Он был в роте знаменитого пермяка Мангуста, Александра Стефановского, геройски погибшего в боях за город пятого августа 2014-го года. Известие о смерти друга Саша Григоренко получил в госпитале, где лечился от фронтовой раны, а накануне видел вещий сон, как огромный мохнатый паук куда-то утащил Мангуста. Всю дорогу Сергей с Александром обменивались впечатлениями о самых ярких боевых эпизодах, участниками которых им довелось стать. Рассказы эти внимательно слушал Вадим Аксарин, зам главного редактора Верещагинской районной газеты “Заря”, впервые поехавший на Донбасс в качестве журналиста. Я – самая старшая из четвёрки да и из всех участников поездки – то и дело просила водителей и ребят не употреблять крепких словечек, не гневить Бога: год 2014-й стал печально знаменит в России дорожными авариями с большим количеством жертв. Замыкал нашу колонну Сергей Мищенко, ехавший на своей личной машине. Мужественный этот человек, организовавший в Перми общество инвалидов Афганистана, прошедший три войны, неоднократно побывавший с гуманитарной помощью на Донбассе, по дороге уже обдумывал планы новой доставки помощи в Красный Луч и подарков для детей к Новому году.
Мы проехали Удмуртию, Татарию, Мордовию, пересекли величественные реки Каму и Волгу, дважды спали в придорожных гостиницах не более пяти-шести часов, наспех обедали в отнюдь не дешёвых кафе, но всё-таки выбились из жёсткого путевого графика. Небольшая поломка “Соболя” в Усмани и объезд по просёлочной дороге пятнадцатикилометровой пробки на федеральной трассе “Дон” вновь заставили водителей прибегнуть к крепким словечкам. Я, дабы предотвратить возможные беды, всю дорогу читала молитвы, особенно “Живые в помощи вышняго…”. Тридцатого августа в четыре часа утра – уставшие, невыспавшиеся, запылённые – прибыли мы на таможню Матвеев Курган в ДНР. К нам присоединились ещё две машины с гуманитарным грузом из Воронежской и Ростовской областей. И что же? Нас надолго задержали на границе наши же российские таможенники. То ли им нужна была взятка, то ли разрешение высшего руководства – Бог весть! Как выяснилось позднее, пермские “Газели” с грузом были отправлены на таможню в Изварино и прибыли в Красный Луч только третьего сентября. Все эти препоны настоятельно требуют специального “разбора полётов”.
Стремление поскорее попасть в Луганск побудило меня в десять часов дня расстаться со своими спутниками и пешком – с паспортом и сумками в руках – перейти границу. Божий промысел и тут был со мной: минут через десять я уже ехала на попутной машине до Снежного. Дорога пролегала через места самых ожесточённых боёв лета прошлого года. Взору моему предстал посёлок Степановка, две трети домов в котором были разбитыми, зияли глазницами пустых окон. Женщина-водитель поведала мне, что в Степановке живёт её хорошая знакомая, которая всё начало прошлогоднего лета купорила – местное словечко! – в банках мясные и овощные заготовки для себя и троих своих детей, но поселившиеся в её доме украинские каратели быстро съели всё это, чудом не убив хозяйку. Проезжая мимо Саур Могилы, я попросила водителя остановить машину и сделала пару снимков легендарной высотки. Снизу видны были разбомблённые памятники героям Великой Отечественной войны да угадывались кресты на могилах погибших здесь ополченцев, повторивших подвиг своих предшественников. Collapse )