April 17th, 2018

Православная патристика и марксистская философия: точки взаимопересечения

Наконец-то вышла в свет моя первая ВАКовская (надеюсь, далеко не последняя) – и притом многострадальная – статья под названием «Православная патристика и марксистская философия: точки взаимопересечения» (ideaidealy.nsuem.ru/analitika-duxovnoj-kultury/pravoslavnaya-patristika-i-marksistskaya-filosofiya-tochki-vzaimoperesecheniya). Сначала ее по идеологическим причинам отверг наш пермский марксистский журнал, затем – судя по всему, тоже по идеологическим причинам – петербургский журнал, близкий к РПЦ МП. Это показывает наличие большой степени конфронтационности между научными наследниками Маркса, с одной стороны, и теми, кто считают себя религиозными наследниками Христа – с другой. Ведь моя статья как раз направлена прежде всего на сглаживание этой конфронтационности – которую я, помимо прочего, много лет наблюдаю в Интернете. Люди, даже принадлежащие к одному классу, нередко жаждут вцепиться друг другу в горло (или просто тихо презирают друг друга) по сугубо идеологическим причинам – и это ненормально. Кроме того, я хотел показать в духе постнеклассической рациональности, что интеллектуальные течения, традиционно воспринимающиеся как взаимно весьма дистанцированные и как чрезвычайно взаимно конкурентные, на самом деле, не так уж и далеки между собой. В конце концов, с третьей попытки моя статья была опубликована нейтральным светским изданием – новосибирским журналом «Идеи и идеалы», за что я весьма ему благодарен. Более того, журнал обнародовал две интересные и содержательные рецензии по поводу моей публикации, на которые мне хотелось бы тезисно ответить:
1.) В статье нет отрицания конкретно-исторического подхода, ибо абстрагирование не есть отрицание. Абстрагироваться от конкретных исторических перипетий исследователь имеет право постольку, поскольку, согласно марксизму, логика того или иного общественного процесса (и объективного, и субъективного) не всегда совпадает с его историческими этапами.
2.) Мне бы хотелось всячески абстрагироваться от идеологических разногласий внутри марксизма и от влияния идеологии вообще. Такой подход, кстати, отвечает и философской позиции Маркса, который к самому феномену идеологии относился весьма критически. Моя «идеология» – это онтология.
3.) Я, будучи православным старообрядцем, действительно считаю, что духовная опора аутентичного православия заключается в святоотеческом наследии, и что современные авторы, как правило, искажают православную богословскую проблематику. В статье я, кстати, на это намекаю.
4.) То, что объективно возможный конструктивный диалог принципиально не нужен тем или иным его сторонам – это этически неправильно само по себе. И потому этически неправильно обосновывать свои рассуждения таким положением дел. Без культуры диалога немыслимо никакое цивилизованное общество. Я могу быть трижды неправым, но если моя статья когда-нибудь поможет сохранить хоть одну человеческую жизнь, то она, эта статья, написана не зря.
5.) В статье мне не хотелось углубляться в вопросы логики, но в рецензии они поднимаются, посему мне нужно кое-что пояснить из этой области. Термины «взаимопересечение», «принципиальная совместимость» означают в данном случае логическую совместимость между теми или иными тезисами. (Впрочем, даже логическая несовместимость в рамках формальной логики нередко оборачивается логической совместимостью в логике диалектической). Кроме того, стоит отметить, что логика статьи – традуктивная. Показано наличие множества признаков сходства между марксизмом и патристикой, из чего делается вывод о том, что между ними и впредь могут находиться подобные «точки взаимопересечения» по тем или иным вопросам. Можно утверждать, что данная аналогия является нестрогой, но она никак не является ложной. Ложная аналогия возникает либо тогда, когда признаки сходства не являются существенными (но в данном случае это явно не так), либо тогда, когда различия между сравниваемыми предметами настолько существенны, что не позволяют переносить признаки. Многие считают, что так оно и есть – дескать, различия между патристикой и марксизмом составляют пропасть, что исключает любое конструктивное взаимодействие между ними в будущем. Я же полагаю, что эти различия не являются фатальными – таким образом, они не препятствуют переносу тех или иных признаков между аутентичным православием и марксизмом, если таковые переносимые признаки реально обнаруживаются в ходе теоретического анализа или общественно-исторической практики. То, что указанные различия не фатальны, вытекает не только из логической, но и из этической проблематики. Лозунг Христа «кто не против вас – тот за вас» (Мк. 9:40) соответствует объективной реальности и логике морали, а лозунг русских террористов «кто не с нами – тот против нас» – нет.
6.) Действительно, пути Господни неисследимы для любого научного знания, и этим обстоятельством православие открывает дорогу для светской науки вообще и для светской научной философии в частности, а вера неисследимостью не уничтожается.
7.) Разумеется, марксистские идеалы генетически, пусть и весьма опосредованно, связаны с ранним христианством. Равно как справедливо утверждение о том, что и марксизм, и православие тесно связаны с общественной природой человека.
8.) Замечание по поводу персоналистичности православной философии является верным – и это касается содержания моих дальнейших онтологических исследований. Такой марксизм, который игнорирует личностное начало, является теоретическим и практическим тупиком. Более того, он является не совсем марксизмом. В отличие от рецензента, я твердо убежден в том, что марксистская личностная онтология (одновременно и сверхприродная, и сущностная) вполне возможна и даже необходима, что она не является «сплошным иррационализмом и мистикой». И здесь интеллектуальный опыт других традиций, включая и патристику, может быть для марксизма весьма полезным. В конце концов: «Общественная история людей есть всегда лишь история их индивидуального развития, сознают ли они это, или нет». (Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т.27 С. 402-403)
9.) В содержание общественной пользы входит не только польза материальная, но и польза духовная.
10.) Хотя идея общественно-исторического нравственного прогресса и не является основополагающей для православной этики, данная идея там явно присутствует, что и доказывается цитатой из преподобного Антония Великого, приведенной в статье.
11.) Классовая точка зрения марксизма – одновременно и этическая. Разные классы закономерно обладают во многом разной этикой. У Маркса это прослеживается довольно отчетливо. Ленин же, повторивший вслед за Зомбартом тезис о том, что в марксизме нет ни грана этики, был в этом совершенно неправ.
12.) Конечно же, никакого «сокрушительного интеллектуального поражения» марксизм не потерпел. Марксистская философия не выступает сегодня ни маргинальным, ни «почти маргинальным» интеллектуальным явлением ни в России, ни в мире в целом (см. Китай). Грядущий юбилей Маркса должен это наглядно показать.
P.S. Критика моей позиции в научных изданиях (и даже жесткая критика) весьма приветствуется. Разгром идёт – индекс Хирша растёт! Впрочем, и от одобрения тоже не откажусь :-)
promo yuri_loskutov october 28, 2030 23:48
Buy for 20 tokens
Кандидат философских наук, доцент Пермского государственного национального исследовательского университета. Христианин Русской Православной старообрядческой Церкви. Сторонник Пиратской партии. Важные записи: Обо мне: Промысел Божий Профессиональное Профессиональное - 2 3 октября 1993-го…

Марксистская философия и белокриницкая иерархия: историческая синхронность

Удивительно то, что две истории - марксистской философии и белокриницкой иерархии - во многом синхронны. Эта синхронность может быть случайной, но она отнюдь не является курьезной, ибо речь идет об одной и той же широкой сфере - сфере духовной культуры.
Судите сами.
1839 - инок Павел (Великодворский) с целью поисков архиерея для православных старообрядцев впервые появляется в Белой Кринице. Карл Маркс начинает свой философский путь. И то, и другое - предыстория.
1846 - святитель Амвросий воссоздает в Белой Кринице трехчинную иерархию. Написана "Немецкая идеология" - первое произведение зрелого марксизма. Таким образом, исторический старт философского марксизма как такового и белокриницкой иерархии происходит практически одновременно.
1908 - умирает святитель Арсений (главный концептуализатор белокриницкой апологетики; она, тем самым, получает свой предварительный итог). Ленин пишет "Материализм и эмпириокритицизм" - предварительный концептуальный итог тогдашней марксистской философской мысли.
1988 - Московская белокриницкая архиепископия получает статус митрополии. Наступает время религиозной свободы. Марксистская советская философия теряет свой официальный статус - наступает время философской свободы (в том числе и для марксистов).
P.S. Интуиция подсказывает мне, что весь этот параллелизм неслучаен, однако вопрос о его причинах открыт для самых разнообразных интерпретаций.