August 12th, 2018

Религиозное сообщество в виде ОАО: модель для сборки

Жизнь без смысла мучительна. Это касается не только жизни отдельного человека, но и человеческих сообществ - включая, разумеется, и религиозные. Сфера историософии - это сосредоточение смыслов существования тех или иных сообществ в историческом процессе.
Намедни главный историософ старообрядчества Леонид Севастьянов, достойный продолжатель историософской традиции, идущей от Ф.Е.Мельникова, выдвинул на суд межконфессиональной общественности "универсальную" смысловую модель церковного бытия, подходящую практически для любого религиозного сообщества, кроме Церкви Христовой (ruvera.ru/articles/sevastyanov_doklad_assizi). Это модель религиозного сообщества в виде бизнес-проекта.
Братья и сестры - это именно то, чего вы хотите! (Не все из вас, конечно). Ведь противоречащую мельниковщине (севастьяновщине) историософию Лоскутова вы не хотите точно. Все любезные вам мельниковские буржуазные смыслы ведут именно к Севастьянову. Так что радуйтесь - вам в головы вложили приятную для вас схему! Настолько приятную, что даже, возможно, слегка непривычную. Ну, ничего, привыкнете! К приятному быстро привыкаешь ...
С чего начинает Севастьянов? Разумеется, с того, что демагогически пугает свою аудиторию великим и ужасным марксизмом. Ведь что надо сделать, чтобы христиане ломанулись, не рассуждая, в лапы к мамоне? Правильно, напугать христиан до усрачки. ("Русская вера", конечно, сопровождает эти пугалки фотографией раскулаченных - для усиления эффекта). Дескать, православная мысль противоположна марксистской. Мы-то знаем, что это не так, и что между святоотеческой и марксистской мыслью существуют многочисленные точки пересечения (ideaidealy.nsuem.ru/wp-content/uploads/2018/02/Yu.-Loskutov.pdf). Но для Севастьянова "православное" значит буржуазное, так что всё логично - марксизм, действительно, противоположен буржуазной идеологии.
А далее Севастьянов заявляет следующее: "Как Бог творит и привносит в универсум добавочную стоимость, так и человек через реализацию своего творческого потенциала уподобляется Богу. В этой парадигме деньги и богатство есть всего лишь коэффициент творческого процесса". На Бога, конечно, сваливают всё, что угодно - когда не могут внятно объяснить те или иные явления или хотят затушевать их суть. В некотором смысле, конечно, прибавочная стоимость, с православной точки зрения - от Бога, но давайте всё же четко обозначим рационально познаваемую причину накопления прибавочной стоимости - это труд. А про особую "творческую сущность" буржуазии - это вообще смешно. Мягко говоря, далеко не все предприниматели - Стивы Джобсы. Более того, Стивы Джобсы - исчезающий вид. А "братки" в малиновых пиджаках (отечественный вариант типичных для всего мира капиталистов) - это отнюдь не сообщество, генерирующее творческие инициативы.
И далее Севастьянов предлагает религиозным сообществам получить "экономическую субъектность", т.е. заняться бизнесом. При этом, разумеется, он ссылается на иосифлян. Здесь не имеет значения то, что иосифлянство - явление не буржуазное, а сугубо феодальное (и даже в итоге рабовладельческое): для буржуазной пропаганды мамонолюбия оно более, чем годится. Само собой, далее следуют мельниковские демагогические штампы по поводу старообрядческого предпринимательства в Российской империи. Я их уже разоблачал, останавливаться на этом сейчас не буду.
"Экономическая субъектность" по Севастьянову представляет собой следующее: "Церкви, в силу пророческой природы своего служения, ради преображения мира, призваны выходить из области проповеди в область практической экономики, не только предлагая модели, но и реализуя их через подконтрольные Церквам институты. Церковь призвана войти в банковский и реальный секторы экономики, в страховую и пенсионную системы, создавать свои продюсерские студии и фармацевтические компании. На наш взгляд, этому весьма способствует тот «режим максимального благоприятствования» хозяйственной деятельности Церкви, который создан, в частности, в России, Беларуси, Украине, Молдове, Грузии, Казахстане и других постсоветских государствах. Законодательство этих стран позволяет Церкви учреждать собственные кредитные организации, страховые и пенсионные фонды и другие предприятия, активно создавать рабочие места, не ограничиваясь традиционными «сбором пожертвований» и «поиском меценатов»". И еще: "Церкви не следует закрывать свои банки, декларируя свою экономическую несостоятельность, а наоборот, открывать их на новых началах". Таким образом, г-н Севастьянов прямым текстом предлагает не только наплевать на точку зрения Библии и святых отцов, порицающую лихоимство, но и нарушить 17-е правило Первого Вселенского собора, 10-е правило Шестого Вселенского собора, пятое правило Карфагенского собора 393-419 гг., запрещающие клирикам заниматься взиманием процентов, а также 76 правило Стоглава, запрещающее это делать мирянам.
А вот ещё сентенция от Севастьянова: "В православной традиции богатство — это, скорее, форма служения Богу через преумножение того евангельского таланта, который Творец дает человеку при рождении. Как мы помним из евангельской притчи, и сам талант, и процент, которым его приумножил человек, принадлежат Богу. Но сам процесс приумножения таланта становится актом приобщения человека к процессу творения, синергии с Богом, через которую происходит восхождение человека от образа к подобию Божию, то есть обожение". Вы-то, православные, думали, вслед за святыми отцами, что символическая притча о талантах - это про человеческие добродетели. Оказывается, эта притча - про финансовые инвестиции :-) А обожения, оказывается, достигают не христианские подвижники-аскеты, а "братки" в малиновых пиджаках! Вы, оказывается, многого не знали о православии :-) Теперь узнали :-)
И севастьяновская "вишенка на торте": "На наш взгляд, Церковь призвана прекратить пропаганду бедности". Ну, точно. Срочно зарисовать все рубища на иконах - одеть святых в малиновые пиджаки! И жития подправить в нужном русле. Или вообще разжаловать из святых всех бедных и аскетов - ведь, согласно Севастьянову, "человек, как ни странно и как ни скандально это звучит, выбравший путь бедности, отказывается от пути Богоподобия в творческом процессе".
Таким образом, святоотеческое наследие сменяется севастьяновщиной. Это не просто другой образ Церкви - это другой образ веры, другое мировоззрение. Но что вам вера - главное не впасть в великий и ужасный марксизм, правда? :-)
Ну, теперь кушайте всё это. Главное, не обляпайтесь. Вы же этого хотели.
P.S. А Лоскутова как не слушали, так и не слушайте. У него же денег практически нет. А если он бедный - значит глупый. А еще и бесчестный: обещал завязать со старообрядческой публицистикой - и года не прошло, как развязал. Прямо интеллектуальный алкаш какой-то. Да еще и маниакально преданный православию, что в наше толерантное время уже само по себе подозрительно. В общем, слушайте инвесторов - раз у них полно сребреников, значит они умные и честные :-) А раз они умные и честные, то они, конечно, никого и никогда не кинут :-)  И билет в рай вам обеспечат :-) Прямо в бизнес-классе :-)
promo yuri_loskutov october 28, 2030 23:48
Buy for 20 tokens
Кандидат философских наук, доцент Пермского государственного национального исследовательского университета. Христианин Русской Православной старообрядческой Церкви. Сторонник Пиратской партии. Важные записи: Обо мне: Промысел Божий Профессиональное Профессиональное - 2 3 октября 1993-го…

Необходимое пояснение о старообрядческой публицистике

То, что я, как видите, "вышел из завязки" со старообрядческой публицистикой, отнюдь не означает, что я буду ею по-прежнему активно заниматься, как это было ещё, например, год назад. И дело здесь не только в том, что докторская отнимает у меня много времени. Дело ещё и вот в чём. Напомню одну из моих старых записей.

""Вата, чтобы было ясно – это вовсе не патриархально-православное русопятство под чекистским патронажем, как неверно думают некоторые бойцы. Вата – понятие международное и транскультурное, равно обнимающее, например, боевой флаг американских конфедератов и белую традиционную мужскую сексуальность.
Главное отличие ваты от цивилизации в том, что вата по своей природе реактивна. Она не создает повестку дня, ошарашивающую всех неожиданностью, острым запахом и непонятно откуда взявшимся финансированием, а послушно отрабатывает ту, что бросили ей в почтовый ящик «силы прогресса» – и при этом надеется победить в культурной войне, на которую ее вызвали этой самой повесткой. Ну-ну, Бог в помощь. ... Есть ли у ваты шанс? Нет, пока она остается ватой".
Виктор Пелевин. «Лампа Мафусаила, или Крайняя битва чекистов с масонами».
Я не "ватник". Я совок и колорад. Но проблема, обозначенная Пелевиным, непосредственно касается православного старообрядчества, а также духовной жизни трудящегося класса.
"Русская вера", разлагающая древлеправославие, - это частный случай пелевинской "цивилизации", вплоть до "непонятно откуда взявшегося" финансирования. Критики "Русской веры" (и аз грешный в их числе), реагируя на ее материалы, проявляют реактивность. И да, толку от этого мало.
Задача как древлеправославных христиан, так и трудящегося класса, состоит в том, чтобы избавиться от статуса "ваты" - в том, чтобы самостоятельно инициировать неожиданную повестку дня "с острым запахом", но без наличия серьезного финансирования ...
На данный момент в РПсЦ практически официально сложилась ситуация, согласно которой право предъявлять повестку дня имеет только финансовый капитал. А старообрядческая "вата" пусть развлекается, пиная эту повестку - без шансов".

Вот именно - без шансов. Хотите изменить к лучшему ситуацию в Церкви - меняйте ситуацию в обществе. И моя докторская про общественную субстанцию - это как раз и есть попытка создания новой, неожиданной повестки дня с острым запахом. И это, действительно, требует времени и больших усилий.
А к старообрядческим темам я буду обращаться только тогда, когда уже не смогу молчать, т.е. только в самых острых случаях.