Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

Товбин - Аторин - Кожурин


Теперь появляется правдоподобная версия о том, кто именно протащил дикие и провокационные статьи "Кирила Михайлова" (Товбина?) на официальный сайт РПсЦ. С Кожуриным пусть разбираются беспоповцы, но, братья и сестры, разве это нормально, когда пресс-службой Московской митрополии РПсЦ заведует человек, считающий древлеправославие "пострелигией" и духовным трупом, который "гальванизируется"?
(Каюсь, был от Аторине лучшего мнения).



Кстати, за подобные фокусы (к одному из которых прибегли Товбин, Аторин и Кожурин) редакции научных журналов заносят авторов в "черные списки".
promo yuri_loskutov october 28, 2030 23:48
Buy for 20 tokens
Кандидат философских наук, доцент Пермского государственного национального исследовательского университета. Христианин Русской Православной старообрядческой Церкви. Сторонник Пиратской партии. Важные записи: Обо мне: Промысел Божий Профессиональное Профессиональное - 2 3 октября 1993-го…

Орден Прилепину!

Орден Прилепину!
"Либеральная" общественность ополчилась на Захара Прилепина за то, что он честно признался в совершении множества убийств на Донбассе. А чего негодовать-то? Он убивал на войне. Там вообще так принято. Притом он ликвидировал неонацистов, военных преступников, убивавших мирное население. Когда нацистов кладут в могилы, "либералы" воют от горя. Души-то родственные ...
Если и предъявлять к Прилепину какие-то претензии, то вообще не за это. Не за ратные дела. А за его идеологию. Точнее, за её теоретическую незрелость, о чем я уже писал в заметке "Порочна ли политическая наивность?".

Исключительно мощное и свежее творение Бориса Борисыча



Мы долго ждали и дождались изумрудно-ясных дней
На тёмно-сером фоне мы с радугой видней
Откуда вы здесь? Здесь вас никто не звал
Пора звонить, звонить в девятый вал
Дорога — это символ, у которой нет конца
Так нахрена мурыжить в лабиринтах молодца

Случилось так, что мы не скот и нам не нужен господин
Когда у каждого своя неправда, факт всё равно один
И я буду петь, как пламя плачет на ветру
Я писал тебя сердцем, я сердцем и сотру
Я не ходок вдоль пустых голодных троп
Мне не подходит предназначенный мне гроб

Я не хочу быть камнем в вашей стене
Я не хочу быть трупом в вашей войне
Я не хочу маршировать в одном строю
Вы идите, а я ещё спою!

Куда идём мы с Пятачком — большой-большой секрет
Продано и завтра, и вчера, да и дороги в общем нет
Оставив брачные игры в вечной мерзлоте
Ассортимент святых, и все они не те
Оставить крест — занозит по плечам
Но я отказываюсь верить этим сытым сволочам

Я отказываюсь быть камнем в вашей стене
Отказываюсь быть трупом в вашей войне
Отказываюсь маршировать в вашем строю
Идите дальше, а я ещё спою!

Я отказываюсь быть камнем в вашей стене
Отказываюсь быть трупом в вашей войне
Отказываюсь маршировать в вашем строю
Идите нахер, а я ещё спою!

Крушение идолов

Некоторые возражения против идеи символически срать в могилы подписантов "Письма 42-х" всё же поступили. Мол, негоже христианину воевать с мертвыми.
Так вот, это не война с мертвыми. Это крушение идолов. А для христианина последнее - святое дело.
С мертвыми как раз воевали подписанты "Письма 42-х". Ещё не были кремированы безымянные обгоревшие трупы, ещё не соскребли человеческие мозги со стен кабинетов Верховного Совета, а патентованные интеллигенты уже публиковали 5 октября в "Известиях" следующее: "Хватит говорить... Пора научиться действовать. Эти тупые негодяи уважают только силу. Так не пора ли ее продемонстрировать нашей юной, но уже, как мы вновь с радостным удивлением убедились, достаточно окрепшей демократии?". Это одновременно и подзуживание к убийствам (любимое занятие настоящего интеллигента), и "радостное удивление" по поводу уже свершившихся убийств безоружных людей. Ну и в конце письма, по старой комсомольской привычке, интеллигенты призывают кары на головы своих выживших оппонентов - и даже чают роспуска Конституционного суда (!).
Никто из жертв ельцинского переворота не был властителем умов и всероссийской знаменитостью. Никто из них не был кумиром, идолом для общественного мнения. Это были обычные граждане, легшие в безымянные могилы. Теперь им и цветочки-то некуда принести.
В противовес этому, подписанты "Письма 42-х" не только обладают персональными захоронениями на престижных кладбищах. Им ставят памятники. Их именами называют школы, библиотеки, корабли. Они имеют статус моральных авторитетов и даже "совести нации". Т.е. это кумиры, идолы, истуканы.
В общественном сознании россиян (особенно образованных) изрядно перепутаны представления о том, что является приличным, а что - нет. Это эклектичная моральная мешанина. То же самое касается наличной официальной идеологии (которой де-юре нет, но фактически она есть). В Москве стоит памятник генералу Власову? Нет? А почему тогда в Москве стоит памятник литературному власовцу Солженицыну? Колчак - признанный властями РФ военный преступник? Да, это так. Тогда почему в Иркутске (причем при псевдокрасном губернаторе) стоит памятник военному преступнику? И т.д. и т.п.
Подписант академик Лихачев по какому-то недоразумению числится в России образцом интеллигентности. Ну да, он хорошо носил дорогой костюм. И очки у него были модные. Но вот чему он "радостно удивлялся" (цитирую показания очевидца, выжившего чудом): "На моих глазах людей ставили к стенке и с каким-то патологическим злорадством выпускали в мёртвые уже тела обойму за обоймой. У самой стены было скользко от крови. Ничуть не стесняясь, омоновцы срывали с мёртвых часы, кольца".
Типичный поздесоветский жлоб Окуджава числится у нас по ведомству лирики (в том числе и гражданской). Ну вот, вспоминая Окуджаву, вспоминайте следующее: "С утра 5 октября на стадион закрыли вход. В тот и в последующие дни, как свидетельствуют местные жители, там по кругу ездили БТРы, въезжали и выезжали поливальные машины - смывать кровь. Но 12 октября пошёл дождь, и «земля ответила кровью» - по стадиону текли кровавые ручьи". Лирично, не так ли? И сугубо гражданственно.
Будете снимать фильм про Беллу Ахмадулину, включите туда и такую сцену: "Сначала, когда с каким-нибудь заданием пробегал по зданию, ужасало количество крови, трупов, разорванных тел. Оторванные руки, головы. Попадает снаряд, часть человека сюда, часть - туда. А потом привыкаешь. У тебя есть задание, надо его выполнить". А что, экшн и хоррор в одном лице - подросткам понравится. Потом лирика Ахмадулиной. Потом снова кровь-кишки.
А вот уместный фон для портретов Виктора Астафьева: "Весь двор был усеян трупами, не очень часто, вроде в шахматном порядке. Трупы все в каких-то необычных положениях : кто сидит, кто на боку, у кого нога, у кого рука поднята и все сине-желтые. Думаю, что же необычного в этой картине? А они все раздетые, все голые".
Но как всё это донести до общественного сознания? Как выполнить философский завет Конфуция называть вещи своими именами? Как вызвать культурный шок и ниспровергнуть идолов с их пьедесталов? Если вам не нравится идея превращать частные сортиры в символические могилы - предлагайте свои варианты.

Реми Майснер расчехлился (с небольшой посторонней помощью)

remi-meisner.livejournal.com/230809.html
"В 2010-м году-то я уже криминалом не занимался, а вот в святые девяностые и в стабильные нулевые года аз, грешен, целую коллекцию судимостей собрал: 112, 126, 163 - вот это, сцуко, "букет Молдавии"! И ещё 222 и 228 позже прибавились, до кучи, как вишенки на торте. Впрочем, среди товарищей по кружку политграмоты я ходками особо не понтуюсь. Во-первых - хрен ли понтоваться, если тебя таки поймали, в оконцовке? А во-вторых, в нашем Политбюро я самый "незасиженный", хоть и съездил пару раз на общий режЫм. Так, руководитель нашей службы безопасности (с которым Великий Детектив, кстати, шапочно знаком) отсидел в тюрьмах и колониях богоспасаемой РФ 11 лет, в общей сложности (а до первой подсидки был подающим надежды боксёром). Наш главный специалист по связям с закавказской общественностью отсидел, на круг, 10 лет (а ведь закончил Бауманку в советские времена). Но всё это фигня по сравнению с нашим консультантом по делам национальностей. Этому товарищу сейчас 65 лет, из которых он провёл "за забором" - чуть больше половины".

Таким образом, известный марксистский публицист Реми Майснер признался в том, что он - судимый рэкетир и наркоторговец. И в том, что его ближайшие соратники такие же.
Теперь понятно, что его разногласия с марксистским "Движением имени антипартийной группы 1957 года" имеют не только теоретический характер (и в этом вопросе я на стороне "Движения-1957"), но и характер практический.
Идейный лидер "Движения-1957" Петр Балаев, будучи таможенником, с подобными типами всячески боролся. Если "Движение-1957" всячески подчеркивает, что в сегодняшних условиях коммунистическая борьба и уголовщина несовместимы, что марксист должен быть на свободе, чтобы бороться, то Реми прямо заявляет следующее: "Кстати, при приёме в наш клуб любителей марксизма мы отдаём предпочтение кандидатам с "ходочками" - потому что заезд на тюрьму для современного марксиста очень и очень вероятен и желательно, чтоб от внезапно нарисовавшейся перспективы уехать в колонию года на два у партейца не дрожали коленки. Всё сие я, повторюсь, никогда не скрывал и впредь скрывать не собираюсь. Епта, да я в открытую на передачки лавэ собираю, а добрую половину постов заканчиваю словом "АУЕ"! Что какбе должно намекать читателю на некую связь с криминалом".
Если провести простейший классовый анализ данной ситуации, то получается, что "Движение-1957" опирается на бывших и действующих наемных работников, а группа Реми - на люмпенов. Марксизм - это не теория на вооружении люмпенов, это не манифест социальных паразитов. Коммунистическое движение - это движение трудящихся, а не рэкетиров. Понятно, что в годы революционных социальных потрясений наверх выплывает всякая люмпенская пена, но считать, что люмпены способны стать ведущими теоретиками марксизма и организаторами реального коммунистического движения - это скверный анекдот.
P.S. Есть-таки у меня интуиция. Некогда я предположил, что Реми собирает деньги на бухло. Оказывается - на чифир. Почти угадал!

Томск-1905 = Одесса-2014 или Куда нас ведут поклонники Николая Второго

Организаторы одесской трагедии 2 мая 2014-го как будто прямо руководствовались, словно по инструкции, примером томских монархистов (поклонников Николашки Кровавого). Ибо фашизм (или протофашизм), строго говоря, везде одинаков. Он не имеет мифической "украинской специфики".

ТОМСК. 20 ОКТЯБРЯ 1905 ГОДА ДВЕ ТОЛПЫ - РЕВОЛЮЦИОНЕРОВ И ЧЕРНОСОТЕНЦЕВ - НАЧИНАЮТ ПЕРЕСТРЕЛКУ, ПОСЛЕ ЧЕГО РЕВОЛЮЦИОНЕРЫ УКРЫВАЮТСЯ В ЗДАНИИ ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНОГО УПРАВЛЕНИЯ И В СТОЯЩЕМ РЯДОМ ТЕАТРЕ. ДАЛЕЕ ПРОИСХОДИТ СЛЕДУЮЩЕЕ.
sibistorik.narod.ru/project/pogrom/1-2.html
"На Новособорной площади эпицентром событий становится здание управления Сибирской железной дороги. "Посильно оберегавшие" его военные, блокировали возможность отступления за его пределы дружинников, которые, согласно донесению инженера Трубецкого "бросились к двери здания Управления, надеясь уйти через черный ход во двор этого здания и скрыться. Но у ворот двора уже стоял военный караул, который не пропускал не только их, но и служащих, которые не успели уйти. Всем пришлось вернуться и укрыться в здании Управления". Властями в этом случае была допущена вторая грубейшая ошибка, способствовавшая трагической развязки событий 20 октября. Запертые в помещении дружинники, сыграли роль "красной тряпки" для уже озверевшей толпы. К тому же, как будет показано ниже, вели они себя неадекватно в сложившейся ситуации и еще больше провоцировали толпу на экстремистские действия.
Манифестанты, не встречая противодействия со стороны военных, прорвали оцепление, и начали разбивать стекла в здании, пытаясь ворваться в его первый этаж, парадный и черный вход в который был забаррикадирован охранниками. Оказавшиеся в управлении перешли на второй этаж. Одновременно погромщики ворвались в пивную М. О. Рейхзелигмана, занимавшую половину первого этажа здания, и разгромили ее. Наблюдавший происходящее из окон губернского правления К. Вальтер, свидетельствует: "…Казаки разъезжали среди толпы, но не теснили и не разгоняли ее; они то останавливались между клиникой и Рейхзелигманом, то отъезжали, вступали в разговоры с хулиганами; хулиганы, вооруженные палками (один поломанным комнатным карнизом), спокойно пробегали мимо казаков к месту побоища. Часть войск разместилась вдоль фасада Железнодорожного Управления; что она здесь делала я не мог видеть; стояли войска вдоль самого тротуара; на последнем и позади их была толпа. Началось битье стекол, занимались этим преимущественно подростки, били стекла кусками льда или комьями снега, а в окна верхних этажей запускали дубинки. Я не видел, чтобы за все это время кто либо унимал хулиганов, еще больше удивила меня бездеятельность войска, когда хулиганы не толпою, а в одиночку и не торопясь стали выбивать и крушить рамы нижнего этажа, влезать в здание, выходить из него с имуществом Рейхзелигмана и с делами Управления".
О настроениях собравшихся на площади А. Соколов отмечает: "В толпе говорили, что "студенты на место царя хотели избрать жиденка"; говорили, что "разрешено грабить три дня всех жидов"; говорили, что "надо избить всех студентов, так как они подписали подложный манифест"; солдаты говорили, что "студенты не пускают поездов", мешают солдатам возвращаться из запаса домой
...  Около 17.00, когда начало темнеть (продолжительность светового дня 20 октября - 10 часов, и 17.00 того времени соответствует 18.00 часам нынешнего "декретного"), у погромщиков возник замысел поджечь здания театра и управления. "На мысль о поджоге, - предполагает инженер Трубецкой, - должно быть, навел толпу разведенный ею же на улице Московский тракт против Управления службы пути и тяги костер, так как было около 10 градусов мороза. Тотчас же сложили костер из мебели, вынутой из здания театра, облили его целой бочкой керосина и костер запылал, охватывая помещение первого этажа… В этот момент поджога раздавшийся торжественный благовест ко всенощной не остановил, однако, толпу. Узнав о поджоге, исполняющий обязанности начальника дороги инженер Штукенберг немедленно потребовал по телефону пожарную команду, сообщив о пожаре губернатору и надеясь спасти людей, зная, что потолок первого этажа был из сводов на рельсовых балках", поэтому "огонь около полутора часов был только на нижнем этаже".
   Из других источников известно, что здание управления подожгли с угла нижнего этажа, где помещалась пивная. Для поджога использовали мебель из театра, делопроизводственные бумаги, обливая их керосином, а также просмоленные бочки из под пива. Несколько иную версию поджога предлагает "Обвинительное заключение…": "Между тем часть толпы, которая находилась около театра Королевой и пивной М. О. Рейхзелигмана, сложила из дров и остатков мебели костер и зажгла его, после чего многие из толпы начали брать из костра горевшие дрова и с ними вбегать в помещение названной пивной и театра".
... Тем временем, в изложении "Обвинительного акта…": "Находившиеся в здании управления сл[ужбы]. тяги начали стрелять по толпе и войскам. В виду этого войска были отодвинуты от здания и вместе с тем 2-й роте приказано было открыть огонь по зданию. Через несколько времени пожар в здании управления сл[ужбы]. тяги стал распространяться далее и начал переходить во второй этаж. Из страха быть сожженными, одни из бывших в сгоревшем здании бросились к забаррикадированным входным дверям и, разобрав заграждения, стали выбегать на площадь и на двор, выходивший к театру Королевой. И здесь искавшие спасения от огня подверглись избиению толпы. Другие выпрыгивали из окон второго этажа наружу или спускались по водосточным трубам, но по спасавшимся стреляли, а затем на них набрасывалась толпа [и] избивала их".
Факт стрельбы по осажденным военнослужащими подтверждается очевидцами, находившимися в здании дружинниками и официальными лицами, правда, с разной интерпретацией. Инженер Трубецкой: "В присутствие, мало того, что бездействовавших, не отгонявших толпу, но и оказывавших помощь толпе нижних чинов, спасавшиеся из огня по трубам и прыжками из окон, немедленно были убиваемы на месте рассвирепевшей толпой, страшно их уродовавшею и грабившею донага. Солдаты расстреливали спасавшихся на крыше". Анонимный корреспондент "Сибирского вестника" также констатировал, что солдаты бездействовали, а затем "увлеклись стрельбой в осажденных, метко подстреливая появлявшихся на крыше горящего здания".
... В связи с начавшимся пожаром на площадь прибыли пожарные, но их не допустили к месту возгорания. Один из пожарников С. С. Жилин вспоминал в 1925 г.: "Когда мы приехали к пожару, то толпа сразу на нас набросилась и стала нам угрожать, что ежеле вы будите лезть тушить, то вас всех перебьем. Нам волей неволей пришлось повернуть на Нечаевскую улицу и пройти кругом городского сада и все обозы. Пожарные стояли у дома губернатора и в это время пожар принимал большие размеры", но тушить его не дают, перерезают рукава "и только стоявший рядом банк позволили" [здание железнодорожной пенсионной кассы. - М. Ш.]. "А во дворе фотографии Яковлева одного студента казаки поймали и у живого отрезали язык за то, что он стал их просить, чтобы его оставили живого". Его коллега, член Добровольного пожарного общества С. М. Сибирцев добавляет: "Когда сменился с караула, пошел домой, но услыхал набат каланчи, я, как дружинник, пошел на пожар, где горело желез. дор[ожное]. управление. Но когда прибыл туда пожарные команды не были допущены до тушения пожара, где я находился около пожарного обоза и наблюдал как расстреливали людей, показавшихся из горевшего здания и добивали людей ножками от биллиардных столов. Когда пожар стал грозить сберегательной кассе, тогда дано было распоряжение отстаивать кассу. Где я принял мое участие к отстаиванию кассы".
... Согласно воспоминаниям всех очевидцев и свидетельств официальных лиц, включая полицмейстера и губернатора, все, кто пытался покинуть горящее здание, беспощадно убивались и подвергались ограблению. "Огонь, - отмечает инженер Трубецкой, - дошедший до третьего этажа и крыши, вызвал гибель всех находившихся там, из которых одни в отчаянии стреляли в толпу, другие оканчивали самоубийством или гибли со страшными воплями". Неизвестный автор письма от 29 октября 1905 г. свидетельствовал: "Толпа спасшую[ся] жертву немедленно терзала, били дубинами, железками, гирями, а также наносили удары ножами, кинжалами". "Выбегавших забивали дубинами, кололи штыками и застреливали из винтовок, - вспоминает А. Яропольская. - Попавшие за цепь считались спасенными и то не всегда. Один мой знакомый Д. Д. Вольфсон был убит на углу дома Гадалова. Он вдвоем с учительницей приходской школы вырвался из горящего здания и пробежали за цепь, но был встречен новой толпой хулиганов, которые отняли у них положительно все и отпустили, но Д. Д. не вытерпел и сказал им что-то. Труп его представлял бесформенную массу. Таких было много". В. Ф. Говердовский: "Трупы убитых были обезображены до неузнаваемости и обобраны до нитки, кроме того у некоторых трупов у рук были обрезаны пальцы, на которых были золотые кольца". Подобного рода примеры можно продолжать.
... Согласно донесениям инженера Трубецкого и губернатора В. Н. Азанчеевского-Азанчеева, "еще в 10 часов вечера спасался кое-кто из сидевших в некоторых отделениях подвального этажа, но к 11 часам из окон вырывалось только пламя и скоро рухнула крыша. Тогда были допущены пожарные и в полночь огонь стал утихать". "К утру следующего дня здания управления сл[лужбы]. тяги и театра Королевой представляли из себя одни закоптелые каменные стены, между которыми лежали груды тлеющего мусора и торчали согнутые железные балки" - констатировалось в "Обвинительном заключении…".
... Начали считать погибших и пострадавших. Согласно информации полицмейстера П. В. Никольского 20 октября в больницы Томска доставили 8 трупов и 56 раненных, "из коих 23 человека в тот же день умерло". Только в 7-й госпиталь на Нечаевской улице доставили "пострадавших от народных волнений 32 человека, из коих трое оказались мертвыми и трое скончались вскоре после прибытия". 27 октября в газете "Сибирский вестник" перечисляется 115 фамилий пострадавших, в том числе 55 убитых и один обгоревший. 28 октября полковник Романов доносил в МВД: убитых и умерших в больнице - 54, раненых - 73, пропавших без вести - 8. "Вероятно есть сгоревшие дотла". Естественно, больше всего пострадало железнодорожников. 30 октября 1905 г. В. А. Штукенберг сообщил фамилии убитых в МПС: инженеры И. Ф. Клионовский и М. У. Шварц; техники: Д. Д. Вольфсон и В. П. Лапшин; десятники: А. Маранджанц, Н. Павлов, П. Субботин; чертежник Н. Зисман; конторщики: Н. Апрелков, В. Андреев, И. И. Маркевич, К. Николаев, А. Перелешин, К. Девельдеева, А. Аржанников, В. Бессонов, Г. Вербицкий, В. Визговт, Никифоров, В. Софронов, А. Стоитс, Б. Тиранчевский, Н. Широков, П. Ульянова, В. Кадиков, С. Лебедев, И. Дмух, К. Маклаков, В. Трещев; счетовод П. Шумков; артельщик И. Мартынов; сторож Д. Кузьмин. Всего выявлено пострадавших 110, в том числе убитых 33, раненных 70, без вести пропавших (сгоревших) 7. Кроме того в больницы доставлено еще 15 трупов, "неопознанных из-за изуродования". Помимо железнодорожников, убито 7 и ранено 60 посторонних".

О мнимом "воровстве"

Намедни некоторые граждане с "Белорусской", имеющие отношение к новому сайту Московской митрополии РПсЦ, возвели на меня поклеп - обвинили меня в том, что я, дескать, учу "воровать" материалы с их сайта. Они отнеслись к моему совету по скачиванию старинных Евангелий и гектографов так ревностно, как будто они сами эти Евангелия и гектографы написали и издали!
На самом же деле, единственное, что принадлежит митрополии в этих файлах - это сканы, т.е. фотографии. А на фотографии "антипиратское" законодательство РФ не распространяется! Таким образом, если кто-нибудь последует моему совету - сделает файлы из этих сканов и выложит их на какой-нибудь сайт, - то этот сайт нельзя будет даже прикрыть или заблокировать!
Не говоря уже о том, что кража - это конкретное уголовное преступление, к которому скачка торрентов (караемая в худшем случае административным штрафом) не относится. Помимо юридического аспекта, здесь есть и философский. Кража - это когда перемещают вещь из пункта А в пункт Б: она была в пункте А, но теперь там ее нет. Когда же вещь копируется, и из пункта А никуда при этом не исчезает - это кражей назвать никак нельзя. Вещи надо называть своими именами!
P.S. На "Белорусской", похоже, распространяется вирус лукавства ...
P.P.S. Евангелие от Марка (16:15): "И сказал им: идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари". А про копирайт на Евангелие Христос ничего не говорил!


Уголовный кодекс как орудие экуменизма

http://ruvera.ru/articles/daniil_dobysh_kommentarii#to-comments
Глеб Чистяков: Законодательство действительно позволяет устанавливать правила посещения разных объектов. Но эти правила касаются внешнего вида и внешнего поведения человека. Мауль же настаивает на религиозной сегрегации, от есть отделения группы людей в связи их внутренними убеждениями, не проявляющимися внешне. А это как раз законодательство, мягко говоря, не приветствует. В некоторых случаях такая сегрегация квалифицируется как разжигание религиозной розни. ... Вот конкретная цитата: "При определении условий доступа к памятникам или ансамблям религиозного назначения учитываются требования к ВНЕШНЕМУ ВИДУ И ПОВЕДЕНИЮ ЛИЦ, находящихся в границах территорий указанных объектов культурного наследия религиозного назначения, соответствующие внутренним установлениям религиозной организации, если такие установления не противоречат законодательству Российской Федерации". Статья 136. УК РФ Нарушение равенства прав и свобод человека и гражданина. 1. Дискриминация, то есть нарушение прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от его отношения к религии, - наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо лишением свободы на срок до двух лет.
Георгий Мауль: Законных интересов, прав и свобод нарушение! Вот вот ключ к пониманию статьи! Не допуская на литургию верных и в алтарь всех желающих, мы не нарушаем их права, свободы, законные интересы граждан! Какое необузданное желание пускать всех подряд на богослужение. Внимание Глеб готов уже и уголовный кодекс подкорректировать, главное добиться своего. Словно не православный, а воинствующий безбожник! Во истину, по делам их узнаете их! Вот такое печальное дело, такой печальный Глеб!
Некая Катя: Завтра женщина захочет войти в олтарь или собачку завести, ее тоже нельзя остановить и попросить покинуть храм? Или какие-то правила все же допустимо по мнению некоторых исполнять, а какие-то можно не исполнять? А кто эти критерии берет на себя смелость сам устанавливать? Почему идут какие-то спор и взаимные обвинения в интернете? Если сторонников оставить еретиков на литургии верных станет еще больше, то надо полагать, в конечном итоге, будет принято соборное решение по этому поводу - и еретикам будет позволено находиться в храме наравне с верными, и приходить в любом виде и одежде? Тогда, наконец, все тайное просто станет явным, но при этом не еретики станут православными, а мнящие себя верными откровенно и открыто станут еретиками.
Сергий Брембольский (или как его там): Забавно. Когда-нибудь может случиться так, что Мауль с казаками лихо вытолкают из храма какого-нибудь не приглянувшегося им человека, типа "ты не тех убеждений, тебе нельзя тут стоять". И тут же оказывается, что все происходящее снималось, человек оказывается подсадным лицом, тут же понятые или кто там должен быть - и ситуация становится уголовным делом. Разжигание. Конечно, на первый раз после множества беготни по следственным органам, в т.ч. лично митрополита и нескольких судов дело закончится штрафом. Но Мауль потом будет сослан на беловодье вместе с остальной общиной активистов, а Рогожское станет самым дружелюбным местом по отношению к внешнему миру.
Глеб Чистяков: Такой случай был год назад в Никольской общине, что на Тверской, незнакомый человек вошел в храм и стал ставить свечи на солее. У кое-кого были мысли его выкинуть, но сработало чувство самосохранения. Выяснилось после, что это был сотрудник ФСБ.
Сергий Брембольский (или как его там): Думаю, такие люди случайно не заходят. В следующий раз придёт на Рогожскую. Если есть интерес государства к экстремистам в старообрядческих кругах, их будут выявлять.

Чем опасен культ Николая Второго?

До меня многие вещи доходят долго, как до жирафа. А ведь название группировки, мечтающей о поджогах кинотеатров с "Матильдой", в отместку за недостаточно почтительное отношение к Николаю Второму, - "Христианское государство" - это прямая калька с "Исламского государства", т.е. с запрещенного в России ИГИЛ. Пока у этих российских клерикалов-террористов, в отличие от ИГИЛ, нет, к счастью, своей территории и тяжёлого вооружения, но зато есть горячее желание закосплеить ваххабитских т.н. "шахидов" и через это попасть в рай. (Интересно, как никониане представляют себе рай? Если там нет гурий, то, возможно, там есть няши, играющие на арфах "Боже, царя храни"?). Здесь уже появляется вопрос к Няше - пока что нравственного характера - почему она "шатает трубу" почти как ваххабитский проповедник?
И ещё вопрос: кто внушил доморощенным клерикалам-террористам, что прямой путь в рай лежит через трупы простых русских людей?! Да сама РПЦ МП и внушила, неосмотрительно канонизировав Николая Романова! Выходит, можно устроить "маленькую победоносную войну", Кровавое Воскресенье, "столыпинские галстуки", бойню Первой Мировой, а когда рассерженные сограждане приведут тебя за это в подвал, то - вуаля! - ты уже святой страстотерпец! Это всё равно, что канонизировать наркома Ежова. Я уже писал о том, что срочная деканонизация Николая Романова - это необходимая антитеррористическая мера. При Романовых никониане деканонизировали настоящую святую Анну Кашинскую и ещё много кого, так что им не привыкать... Заодно имеет большой нравственный смысл деканонизировать соучастников геноцида русских старообрядцев. Тупталу, например. А то в РПЦ МП получается, что геноцид - путь к святости... Короче, теперь всё в руках гражданина Гундяева. Посмотрим, пресечет ли он в зародыше террористическую заразу?

Мы сделали это!

Сегодня у меня рекордное место в общем рейтинге Живого Журнала - 9157-е. 163 человека меня зафрендили, мой социальный капитал - 21. (Случайно или нет, но это произошло как раз после моей вчерашней шутливой записи "в поддержку" Кончиты, хотя и назревало несколько дней). Для сравнения: мой предыдущий рекорд был зафиксирован 15 февраля (т.е. еще до прихода к власти киевской хунты) - 9418-е место, СК - 22, зафрендили 135 человек. Между этими показателями - откат до тысячи позиций назад и до СК 18, и это при неуклонном росте числа зафрендивших, включая и блоггеров с очень высоким социальным капиталом. Таким образом, для того, чтобы пробить "виртуальную стену", выстроенную (как я предполагаю) шаловливыми ручками сотрудников СУПа в связи с украинским кризисом, мне понадобилось увеличить число своих подписчиков почти на четверть, хотя мой СК не восстановился до сих пор.
Дорогие мои читатели! Я вас поздравляю, ибо это наше общее достижение. Я вам благодарен за внимание к моему блогу (количество читателей за весну у меня практически удвоилось), за комментарии и перепосты. А особенно за добавление в друзья - я многих из вас зафрендил в ответ, и теперь мой СК > 20 будет вам на пользу.
P.S. В который раз подчеркиваю, что дело здесь не в тщеславии (в "тысячники" я не стремлюсь), а в сегодняшней информационной войне, скромнейшее участие в которой я принимаю на стороне русских революционеров бывшей Украины. Вместе победим!