Category: птицы

Category was added automatically. Read all entries about "птицы".

Птицы нашего двора

Наш двор окружен многоэтажками, но он довольно зелёный, поэтому там много птиц.
С воробьями, воронами и голубями всё понятно - они тусуются во дворе круглый год. Зимой иногда прилетают снегири и свиристели. Бывают синицы, трясогузки, грачи. Сейчас, на "самоизоляции", чаек на закрытой камской набережной никто не подкармливает - так они слетелись в наш двор и кормятся на соседней мусорке. В летней голубой вышине носятся стрижи с характерным свистом. Время от времени залетают с оврага сороки. А по ночам поют соловьи.
promo yuri_loskutov october 28, 2030 23:48
Buy for 20 tokens
Кандидат философских наук, доцент Пермского государственного национального исследовательского университета. Христианин Русской Православной старообрядческой Церкви. Сторонник Пиратской партии. Важные записи: Обо мне: Промысел Божий Профессиональное Профессиональное - 2 3 октября 1993-го…

Вот и я иногда себя чувствую такой птичкой ...

www.adme.ru/zhizn-dobro/20-dokazatelstv-togo-chto-deti-znayut-o-zhizni-chut-bolshe-chem-my-2139065/
"Пошли в магазин, а машину оставили под деревом. Пока ходили, прилетела стая пернатых и изрядно нагадила на крышу и капот. Пришлось машину загонять на мойку и мыть до чистоты. После мойки мой сын посмотрел на машину и выдал:
— Ну вот, птички посмотрят на машину и скажут: «Какали, какали — и всё зря!»".

Голубиное

Сегодня мои сыновья Ванька с Пашкой так гоняли голубей в сквере у Оперного, что загнали почти всю стаю на крышу пермской мэрии.

Горький

Сегодня 150-летний юбилей человека, давшего исчерпывающую характеристику меня: "Глупый пингвин робко прячет тело жирное в утёсах".

Недавно оказалось, что я не просто культурно состарился, а прямо-таки замшел

Пришлось объяснять студентам, что такое магнитофон, и какова была его революционная роль в культуре. Интересно, а как насчет пластинок? Их всё-таки знают - благодаря ди-джеям?

P.S. "Синяя птица" была негативным мемом в среде андеграундных рокеров, а ведь это очень стильно звучащая группа!

Ушуайя

Оригинал взят у yuri_loskutov в Ушуайя

Меня совершенно не тянет в египетское, турецкое или тайландское захолустье на берег теплого моря. Не желаю, чтобы мой дух томился на маленьком и пошлом пятачке пятизвездочного отеля. Что поделать, я неисправимый романтик, и потому предмет моих многолетних устремлений - совершенно другой. Это самый южный город планеты - аргентинская Ушуайя. (Именно оттуда уплывают корабли и улетают самолеты на землю моей мечты - на Антарктический полуостров. К айсбергам, тюленям и пингвинам - туда, где в принципе не растут деревья). Ушуайя находится, по сути, на краю ойкумены - дальше только небо, скалы, море и лёд. Город расположен между горами и проливом Бигля на дне огромной воздушной чаши (фото, кстати, кликабельно). Над проливом летают чайки и альбатросы. Интересно, заплывают ли туда киты? В подобных местах легко дышится и пишется, чувствуется покой и обретается душевное равновесие в единстве со всей Вселенной. Но, чтобы попасть в Ушуайю и в Антарктиду, требуются довольно большие деньги - это очень и очень далекие места. Всё же я надеюсь когда-нибудь столько заработать. А вот на суборбитальный полет в космос мне уже, боюсь, никогда не хватит.

Хлебников. Актуально как никогда. И просто красиво.

***
Россия забыла напитки,
В них вечности было вино,
И в первом разобранном свитке
Восчла роковое письмо.

Ты свитку внимала немливо,
Как взрослым внимает дитя,
И подлая тайная сила
Тебя наблюдала хотя.

***
Я славлю лёт его насилий,
Тех крыл, что в даль меня носили,
Свод синезначимой свободы,
Под круги солнечных ободий,
Туда, под самый-самый верх,
Где вечно песен белый стерх.

***
Сегодня снова я пойду
Туда, на жизнь, на торг, на рынок
И войско песен поведу
С прибоем рынка в поединок!

***
Мне мало надо!
Краюшку хлеба
И каплю молока.
Да это небо,
Да эти облака!

***
Участок — великая вещь!
Это — место свидания
Меня и государства.
Государство напоминает,
Что оно все еще существует!

ОТКАЗ
Мне гораздо приятнее
Смотреть на звезды,
Чем подписывать
Смертный приговор.
Мне гораздо приятнее
Слушать голоса цветов,
Шепчущих: «Это он!» —
Склоняя головку,
Когда я прохожу по саду,
Чем видеть темные ружья
Стражи, убивающей
Тех, кто хочет
Меня убить.
Вот почему я никогда,
Нет, никогда не буду Правителем!

КУЗНЕЧИК
Крылышкуя золотописьмом
Тончайших жил,
Кузнечик в кузов пуза уложил
Прибрежных много трав и вер.
«Пинь, пинь, пиннь!» — тарарахнул зинзивер.
О, лебедиво!
О, озари!

***
Там, где жили свиристели,
Где качались тихо ели,
Пролетели, улетели
Стая легких времирей.
Где шумели тихо ели,
Где поюны крик пропели,
Пролетели, улетели
Стая легких времирей.
В беспорядке диком теней,
Где, как морок старых дней,
Закружились, зазвенели
Стая легких времирей.
Стая легких времирей!
Ты поюнна и вабна,
Душу ты пьянишь, как струны,
В сердце входишь, как волна!
Ну же, звонкие поюны,
Славу легких времирей!

***
Сегодня строгою боярыней Бориса Годунова
Явились вы, как лебедь в озере.
Я не ожидал от вас иного
И не сумел прочесть письмо зари.
А помните? Туземною богиней
Смотрели вы умно и горячо,
И косы падали вечерней голубиней
На ваше смуглое плечо.
Ведь это вы скрывались в ниве
Играть русалкою на гуслях кос.
Ведь это вы, чтоб сделаться красивей,
Блестели медом — радость ос.
Их бусы золотые
Одели ожерельем
Лицо, глаза и волос.
Укусов запятые
Учили препинанью голос,
Не зная ссор с весельем.
Здесь Божия мать, ступая по колосьям,
Шагала по нивам ночным.
Здесь думою медленной рос я
И становился иным.
Здесь не было «да»,
Но не будет и «но».
Что было — забыли, что будем — не знаем.
Здесь Божия матерь мыла рядно,
И голубь садится на темя за чаем.

Мой земляк Василий Каменский

СЕРДЦЕ ДЕТСКОЕ
Н. Балиеву — для юности
И расцвела
Моя жизнь молодецкая
Утром ветром по лугам.
А мое сердце —
Сердце детское — не пристало
К берегам.

Песни птиц
Да крылья белые
Раскрылились по лесам,
Вольные полеты смелые
Приучили к небесам.

С гор сосновых
Даль лучистую
Я душой ловлю,
Нагибаю ветку, чистую
Девушку люблю.

И не знаю, где кончаются
Алые денечки,
И не верю, что встречаются
Кочки да пенечки.

Жизнь одна —
Одна дороженька —
Доля молодецкая.
Не осудит
Ясный боженька
Мое сердце детское.


ВЕЛИКОЕ — ПРОСТОЕ
И.Е. Репину. Это когда я встречался с Вами за чаем
На поляне рыжий ржет жеребенок,
И колоколят колокола,
А я заблудился, Поэт-ребенок
Приехал к морю в Куоккала.
На море вышел — утро святое,
Волны сияли — звали играть,
Море такое было простое,
Даль ласкала, как будто мать.
И засмеялся, и странно сердцу
Было поверить в весну зимой.
Я наугад открыл какую-то дверцу
И веселый пошел домой.
А вечером совсем нечаянно
Встретил простого старика, —
За столиком сидел он чайным,
И запомнилась у стакана его рука.
Все было просто — нестерпимо,
И в простоте великолепен,
Сидел Илья Ефимович великий Репин.
На поляне рыжий ржет жеребенок
И колоколят колокола.
Я стал ясный ребенок,
Благословенный в Куоккала.


РАЗВЕСЕНЬЕ

Развеснились весны ясные
На весенних весенях —
Взголубились крылья майные
Заискрились мысли тайные
Загорелись незагасные
На росистых зеленях.
Зазвенело сердце зовами
Поцелуями бирюзовыми —
Пролегла дорога дальняя
Лучистая
Пречистая.
Стая
Хрустальных ангелов
Пронеслась в вышине.
Уронила
Весточку-веточку
Мне.

Я
Излучистая
Лучистая
Чистая
Истая
Стая
Тая
Ая
Я


Солнцачи


Стая славных, солнцевеющих —
Хор весенних голосов —
 На ступенях дней алеющих
 Наши зовы — гимн лесов.

  Зовью зовной,
  Перезовной,
  Изумрудью в изумрудь,
  Бирюзовью бирюзовной
  Раскрыляем свою грудь.

 На! Звени!
 Сияй нечаянная
 Радость солнечной земли —
 Наша воля — даль отчаянная
 Гонит бурно корабли.

  Шире! Глубже!
  Выше! Ярче!
  В океане голоса.

 Чайки, рыбы, волны, ветер,
 Песни, снасти, паруса.

  С нами — все.
  И все — за нами.

 Стаю славных не бросай!
 Эй, держи на руль,
 На взвейность,
  Напрямик,
  На красный путь,

 Чтоб игруль,
 Чтоб огнелейность,
 Чтобы все твердили: Будь!
 Существуй!
  Живи! Раздайся!

 Слушай наши голоса:
 Это — горы, звезды, люди,
 Это — птицы и леса.

  Мы поем —
  И ты пой с нами.
  Мы кричим —
  И ты кричи.

Все мы стали песней. Знамя:
Утровые СОЛНЦАЧИ.

Наше дело — всеединое —
Все дороженьки ясны.
Будто стая лебединая
Мы из крыльев и весны

Наш прилет —
Раздоль звучальная;
А глаза, как бирюза.
Жизнь раскачена встречальная.
Создавай! Гори! Дерзай!

Я бросаю слово:
 ЮНОСТЬ!
Я ловлю, как мяч:
 СИЯРЧ!
Славлю струны:
 СЛОВОСТРУЙНОСТЬ!
И кую железо:
 ЖАРЧ!

 Словом — в слово!
В словобойне
Хватит быстрых искрых искр.

Словом — в слово!
Все мы — знойны
В дни, когда куется диск —
 К жизни новой,
 Кумачовой,
К солнцу, к сердцу кровный риск.

 Наше дело всеединое —
 Все дороженьки ясны.
 Будто стая лебединая
 Мы из крыльев и весны.

Ушуайя


Меня совершенно не тянет в египетское, турецкое или тайландское захолустье на берег теплого моря. Не желаю, чтобы мой дух томился на маленьком и пошлом пятачке пятизвездочного отеля. Что поделать, я неисправимый романтик, и потому предмет моих многолетних устремлений - совершенно другой. Это самый южный город планеты - аргентинская Ушуайя. (Именно оттуда уплывают корабли и улетают самолеты на землю моей мечты - на Антарктический полуостров. К айсбергам, тюленям и пингвинам - туда, где в принципе не растут деревья). Ушуайя находится, по сути, на краю ойкумены - дальше только небо, скалы, море и лёд. Город расположен между горами и проливом Бигля на дне огромной воздушной чаши (фото, кстати, кликабельно). Над проливом летают чайки и альбатросы. Интересно, заплывают ли туда киты? В подобных местах легко дышится и пишется, чувствуется покой и обретается душевное равновесие в единстве со всей Вселенной. Но, чтобы попасть в Ушуайю и в Антарктиду, требуются довольно большие деньги - это очень и очень далекие места. Всё же я надеюсь когда-нибудь столько заработать. А вот на суборбитальный полет в космос мне уже, боюсь, никогда не хватит.